2019-12-07 14:08:13

Когда украинец становится братом русскому. Часть I. Когда кровные враги становятся кровными братьями

Когда украинец становится братом русскому. Часть I. Когда кровные враги становятся кровными братьями

О трудовых мигрантах из бывших республик СССР, уехавших на Запад, которые, находясь среди чуждых им (по своей ментальной идентичности) культурных традиций и исторического прошлого, начинают ощущать между собой свое родство и замечать в национальных распрях своих народов разрушительную, бессмысленную и никому не идущую на пользу вражду.

Автор Ольга Таланцева

У известного американского писателя О. Генри есть замечательный рассказ "Квадратура круга" об истории непримиримой вражды двух американских семейств Фолуэл и Гаркнесс. "Эта вендетта началась в Кемберлендских горах, – пишет О. Генри в своем рассказе. – Первой жертвой кровной вражды пала охотничья собака Билла Гаркнесса. Гаркнессы возместили эту тяжелую утрату, укокошив главу рода Фолуэлов. Фолуэлы не задержались с ответом. Они смазали дробовики и отправили Билла Гаркнесса вслед за его собакой". Кровавая вендетта, начавшаяся со смерти собаки, продолжалась несколько десятков лет, пока не осталось по одному человеку с каждой стороны. Сорок лет вендетты между семействами Фолуэл и Гаркнесс привели к тому, что в каждом осталось по одному представителю.

Но все же мы народ единый
Но все же мы народ единый

Рассказ О. Генри о кровавой вражде двух семейств недаром называется "Квадратура круга". Так именуют неразрешимую задачу или проблему. Однако у американского писателя безнадежная, казалось бы, затея по примирению кровных врагов увенчалась успехом тогда, когда последний из семейства Гаркнесса решил затеряться от врага в огромном городе Нью-Йорке, а последний из рода Фолуэла поехал за ним, чтобы довести сорокалетнюю вражду до конца. Оба односельчанина, привыкшие жить в сельской местности, где все люди хорошо знали друг друга, попав в Нью-Йорк, в огромный город, почувствовали себя одинокими и потерянными в этом неприветливом для чужаков городе. Сорокалетняя кровавая вендетта двух родов закончилась для них самым неожиданным способом. "В толпе спешащих прохожих, всего в трех шагах впереди себя, он (Гаркнесс –О.Т.) увидел кровного врага всех своих родных и близких. Он остановился как вкопанный и в первое мгновение растерялся, застигнутый врасплох без оружия. Но Сэм Фолуэл уже заметил его своими зоркими глазами горца. Последовал прыжок, поток прохожих на мгновение заколебался и покрылся рябью, и голос Сэма крикнул: "Здорово, Кол! До чего же я рад тебя видеть!"

И на углу Бродвея, Пятой авеню и Двадцать третьей улицы кровные враги из Кемберленда пожали друг другу руки" (О. Генри. Квадратура круга).

Почему люди уезжают

Голос города
Голос города

Люди покидают родное Отечество по разным причинам. И жизнь, которую они ведут за рубежом, тоже очень разная. У людей из стран СНГ, приезжающих сюда с большими деньгами, одна жизнь. Они приехали, по выражению одного из политиков, "капитализировать нажитое в своей стране за ее пределами". Толстосумы легко и быстро отчуждаются от своей страны. Для них родина там, где находится их недвижимость, а в банках лежат их деньги. Есть еще одна категория лиц, хорошо приживающаяся за рубежом. Это разного рода политэмигранты, вечные борцы против "произвола и тирании" у себя в стране. Там, на обетованном Западе, их ждет "социалка". Это, конечно, не те деньги, на которые живут за рубежом беглые российские олигархи, но жить можно. Но есть еще одна порода людей, которые не то чтобы живут за границей, и не то чтобы живут у себя на Родине. Это часть нашей интеллигенции, в основном оппозиционной к власти и своему народу и в основном столичной, которая, как ранее отечественные "челноки" времен 90-х, ездивших за импортным товаром, тоже ездит туда-сюда, неплохо "окормляясь" и там, и тут. В круг лиц, готовых покинуть свою страну, можно также отнести еще две категории людей: уезжающих "замуж за границу" и покидающих ее "по половому признаку". "Жены" приживаются в чужих странах только в том случае, если они целиком и полностью будут разделять взгляды и привычки своих мужей. Геи на Западе сразу же становятся своими, обретая обширный круг близких им людей. В странах Европы их наделяют статусом "политэмигрантов, преследуемых на Родине" и подсаживают на пособия, так что там им тоже бедствовать не приходится.

Но в данном случае нас интересуют не они, а те, кто едет за рубеж просто трудиться – трудовые мигранты, иначе, гастарбайтеры. Само слово "гастарбатер" в переводе с немецкого означает "иностранный наемный рабочий (или служащий), прибывший в страну с целью заработка". Гастарбайтеру, трудовому мигранту, в отличие от вышеперечисленных иммигрантов, довольно долго приходится добиваться вида на жительство в другой стране, постоянно при этом доказывая свой профессионализм в работе и приносимую пользу в виде налогов, поступающих в казну чужой страны. К примеру, те, кто приезжает за рубеж с огромными капиталами и покупает дорогую недвижимость, вид на жительство дают без особых проволочек, не очень интересуясь, каким образом эти капиталы были приобретены у себя в стране. Как сказал еще в древности римский поэт-сатирик Ювенал: "Запах прибыли приятен, от чего бы он ни исходил".

Трудовые мигранты, а в данном случае речь идет о мигрантах из бывших республик СССР: России, Украины, Молдавии, Белоруссии, Латвии, Литвы, Эстонии и других республик, как правило, уезжают на Запад с желанием получить более высокооплачиваемую работу, а часто и просто получить работу, если они уезжают из стран с высокой безработицей. В этом контексте в чужие страны чаще всего уезжает молодежь, поскольку именно среди молодых людей более высокий уровень безработицы. Кто-то из числа трудовых мигрантов едет и по другим причинам: получить более интересную работу или добиться более высоких результатов в той отрасли, в которой он работает. Кто-то едет учиться и потом остается в этой стране работать. А кто-то едет просто из-за тяги к перемене мест: "мир посмотреть – себя показать". Из приезжающих за рубеж есть те, кто там остается навсегда, а кто-то – только на определенный срок.

Как живется трудовому мигранту

Трудовые мигранты, уезжающие на заработки
Трудовые мигранты, уезжающие на заработки

Мигранты, живя и работая за границей в качестве иностранцев, приобретают там интересный опыт проживания в чужой стране. В их взглядах на западный мир, да и на собственную страну, многое начинает меняться. Со стороны, как известно, все видится в другом свете. Так было в прошлом и так есть в настоящем. Известны взгляды иностранцев на Россию, живущих в ней или путешествующих в прошлом. Они были чаще всего негативного характера. Но также известны взгляды русских путешественников от историка Н. М. Карамзина до писателя М. Е. Салтыкова-Щедрина, а порой даже оппозиционных по отношению к царизму русских политэмигрантов, которые в своих заметках о Европе зачастую бывали не менее суровы в оценке европейской жизни, как и европейцы в своих оценках России. Восхищаясь европейским комфортом и уровнем их бытовой культуры, они резко осуждали мещанское самодовольство многих европейцев, их меркантильную расчетливость, черствый эгоизм и лицемерие.

Мигранты, что нынешние, что из прошлого, – это люди, еще не порвавшие связи с Родиной, но живущие в окружении людей другой национальности, культуры и с другими ценностными и нравственными установками. В силу этого они просто обречены на то, чтобы все, что их окружает, постоянно сравнивать и осмысливать со своей прошлой жизнью, при этом что-то вбирать в себя от нового окружения, а от чего-то категорически отказываться как неприемлемого.

Но главное, из какой бы страны не приехал мигрант, а речь идет о трудовых мигрантах, они все поставлены в одинаковые условия, будь то русский, украинец, белорус, литовец и даже поляк. Сколько бы ни говорили на Западе о правах человека, толерантности и гуманизме, в установках работодателей на иностранную рабочую силу главенствует "невидимая рука рынка", т.е. получение как можно большей прибыли от работы гастарбайтеров. Как говорится, ничего личного и никакой политики. В сфере бизнеса этические критерии остаются в стороне, особенно по отношению иностранцев, временно прибывших на работу, т.е. не граждан. Если, к примеру, в случае безработицы или экономического кризиса о местном населении худо-бедно может позаботиться государство, посадив их на социальное пособие, в том числе позаботиться и о тех иностранцах, кто в данный момент находится на его иждивении (политические эмигранты или арабские беженцы), то трудовые мигранты должны заботиться о себе самостоятельно. Кроме того, они самостоятельно должны обеспечить себя жильем, оплата аренды которого на Западе очень высокая, да к тому же это жилье еще надо найти. Местные жители не очень склонны сдавать свои квартиры чужакам. Политэмигранты и арабские беженцы получают от государства социальное жилье.

Исходя из этого, можно сделать уже некоторые выводы: какими бы разными по своим национальным и культурным особенностям и политическим взглядам ни были трудовые мигранты, прибывающие в западные страны на заработки, здесь они попадают в одинаковые условия. В результате, независимо от того из какой страны они приехали и какие у них политические взгляды, рано или поздно они непременно встретятся, как это произошло с непримиримыми кровными врагами в рассказе американского писателя О. Генри "Квадратура круга". И не просто встретятся, но вступят в сообщество себе подобных – сообщество трудовых мигрантов, стихийно, т.е. само собой создаваемых в чужой стране в целях поддержки и оказания помощи таким, как они сами. А такая поддержка и помощь в чужом государстве им действительно необходима. И не только из-за навалившихся на них "базовых" проблем ("как и где найти работу", "как заработать больше денег", "как найти жилье подешевле и вообще найти жилье", "как заполнить массу документов на чужом языке" и многое другое), а еще потому, чтобы рядом находились не чужие, а в чем-то близкие и понятные по своим обычаям, привычкам, взглядам на жизнь, языку и по многому другому родственные души. В обществе трудовых мигрантов, как правило, этнонациональные распри, присущие их соотечественникам в стране, из которой они уехали, уходят на самый дальний план. Им на смену приходят другие, более человечные и более взвешенные отношения и более мудрые мысли и чувства. Оказавшись в другой стране в окружении чужих людей, также принимающих их за чужих, они начинают видеть друг в друге гораздо больше общего, чем того, что их разделяет. Их связывают многие общие культурные традиции, одинаковые привычки нравственно-этического характера, единство взглядов на семейные отношения и отношение полов. У них, как оказалось, немалое количество общих праздников. Но главное, перед ними пример их дедов и прадедов, которые хорошо умели уживаться между собой в совсем еще недалеком прошлом, живя в одной стране.

Когда украинец становится братом русскому. Часть II. Что мешает выходцам из стран СНГ до конца интегрироваться в западный мир?

Комментарии 0
Логин и пароль
Запомните логин и пароль для последующего входа