2018-11-14 16:18:13

Либералы и социализм

Либералы и социализм

Патологическое неприятие современной либеральной интеллигенцией идей о социальном равенстве весьма интересно как феномен развития современной России.

Автор Ольга Таланцева

Ранее мы уже рассказывали про смердяковщину как основное кредо современных либералов.

Я уже приводила некоторые выражения из набора обращений либерально-креативного сообщества к своему народу, ставших для них самыми естественными словами. А вот сам этот набор, хотя тоже далеко не самый полный: "чернь", "плебс", "хамы", "быдло", "рабы", "неполноценное стадо", "скопище идиотов", "пьяное отродье", "ленивые голодранцы", "генетический мусор", "генетическое отребье". А позднее его дополнили обращения, пришедшие уже из словарного запаса "братской" Украины: "ватники", "вата", "колорады", "азиатские рабы", "хто не скаче, той москаль" и т.п. Обычными прилагательными, сопровождающими эти обращения, стали слова: "ленивые", "завистливые", "необразованные", "невежественные", "убогие", "грязные", "угрюмые" и, конечно, "вечно пьяные".

Откуда вдруг возникла просто звериная ненависть либеральной интеллигенции к своему народу? В чем же так перед ней провинился народ?

А вина его самая банальная, совсем по басне И. А. Крылова "Волк и ягненок".

  • – "Молчи! устал я слушать
  • Досуг мне разбирать вины твои, щенок!
  • Ты виноват уж тем, что либералам надо кушать".
  • Сказал и в темный лес Ягненка поволок.

При капитализме до революции 1917 года общество делилось на классы имущих и неимущих. К классу имущих относились прежде всего владельцы крупного капитала: заводов, банков, крупной недвижимости и многое другого и крупные собственники на землю. Весь этот капитал передавался по наследству от отца к сыну, от сына к своему сыну и т.д. Но передавалась не только частная собственность. Будущие наследники, благодаря отцовским деньгам, его влияниям и связям, уже при рождении получали права на хорошее медицинское обслуживание, хорошее образование, а в дальнейшем, на хорошо оплачиваемую и престижную работу и в конечном итоге, на власть. В таком обществе изменить свое материальное и социальное положение благодаря собственным усилиям простому человеку было очень трудно. А людям из низов практически невозможно.

Классы и сословия современной России

Российская элита мечтает о дворянстве
Российская элита мечтает о дворянстве

Советское общество не делилось на привилегированные классы или сословия. Вся собственность, кроме личной, была государственной, т.е. общенародной, которой могли пользоваться все граждане страны. В Советском государстве все люди в социальном отношении были равны.

Все поменялось в 90-е годы с реставрацией капитализма. Вновь появился класс владельцев крупным капиталом и вместе с ними их наследники с их привилегиями, а также целая когорта людей, обслуживающих новых господ: чиновники, милиция-полиция, адвокаты, журналисты, работники телевидение и других средств масс медиа, творческая и научно-техническая интеллигенция. Многие из перечисленного круга по обслуживанию интересов крупных капиталистов при известной изворотливости и сами перешли в разряд крупных собственников или просто изрядно обогатились.

Вместе с появлением крупной частной собственности, сосредоточенной у небольшого процента населения России (примерно, 3 %), у ее владельцев появился страх перед народом, у которого, собственно, и был изъят тот капитал, владельцами которого они стали. Причем он был изъят самым циничным и наглым способом. Взамен народу дали какие-то бумажки, называемые иностранным словом ваучеры, ценность которых состояла лишь в тех копейках, которые были потрачены на саму бумагу и их дизайнерское исполнение. Никакой иной ценности они не имели, по крайней мере, для трудового народа. Но довольное ельцинское правительство, раздав эти бумажки людям, как раздают сегодня рекламные бумажки на улицах, торжественно объявило, что в России появилось 100 % собственников частного капитала.

По схожему случаю когда-то хорошо высказался пролетарский писатель М. Горький, иронизируя по поводу среднестатистических данных, которыми любит оперировать статистика: "Когда двое делят пирог, и одному достается весь пирог, а другому ничего, в среднем по статистике каждый из них получил по полпирога". Именно таким образом было разделено советское общенародное богатство, иначе говоря, государственная собственность. Народ после подобной дележки опять стал неимущим классом. Правительство же, ничем и никак не поделившись отобранным у народа богатством с самим народом, напоследок отобрала у него его личные сбережения. Как говорится, если обирать человека, то надо обирать его до последней нитки, что успешно и было сделано либеральным правительством.

Новая идеология современной России

Первая задача по экспроприации собственности у населения правительством была выполнена успешно. Теперь перед ним стояла задача сохранить эту собственность в руках ее частных владельцах, чтобы спохватившееся население не взбунтовалось и не отобрало все назад. С этой целью необходимо было насадить в столицах и на местах новые лояльные к новым собственникам власти, организовать службы их охраны, создать новые суды, адвокатские конторы и сделать своими информационные службы.

Не менее важным здесь (а может, и наиболее важным) стала необходимость в насаждении в обществе новой идеологии, связанной с искоренением у населения позитивных взглядов на социальное равенство, еще недавно существовавшее при социализме.

Для утверждения новой идеологии была задействована вся система масс медиа: телевидение, радио, либеральные журналы и газеты, позднее, Интернет. Активно заработала в этом направлении и либеральная общественно-политическая мысль, зазвучавшая на устраиваемых либералами многочисленных конференциях и семинарах.

Безусловно, огромная роль по внедрению новой идеологии в массы принадлежала сфере искусства. На театральных и эстрадных площадках, в кинофильмах и телесериалах, называемых для краткости одним словом "чернуха", из фильма в фильм, с одних сценических подмостков на другие стали переходить образы вечно пьяных и грязных рабочих, их пьяные разборки, драки, насилие над детьми и их женами, такими же грязными и жалкими. В таком же виде они показывали их не только быту, но и на работе, куда они ходили, безусловно, всегда пьяными, приходили не работать, а продолжать пить водку уже не в домашних, а в рабочих условиях. Делалось все это с целью создания нового имиджа человека из рабочей среды. С той целью, чтобы рабочий класс из гегемона, главного класса, каким он являлся при социализме, превратился для общества, в том числе и для самих себя, из ведущего класса в простое сборище тупых, невежественных, ленивых, вечно пьяных, злобных и агрессивных людей. (Делалось это и для другого. А зачем "вечно пьяным и невежественным" рабочим платить хорошие деньги за работу и вообще, зачем им платить? И не платили. Таких рабочих можно было увольнять без всяких угрызений совести и не нести ответственности за появившуюся в стране безработицу, которой не было при социализме. Именно так и поступали новые хозяева, став собственниками заводов, промышленных холдингов, нефтяных и газовых компаний, строительных фирм и многого другого).

На эстраде образ рабочего представал точно таким же, но только уже в окарикатуренном виде.

В качестве тяжелой артиллерии в ход пошла и наука. Ее "научное слово" было не столь ярким и эмоциональным, как у искусства, но зато наиболее авторитетным. Появился клан "ученых", которые стали извлекать из прошлого научные теории, связанные с утверждением законов неравенства, понимаемых как борьба за выживание, где побеждали сильнейшие и умнейшие, а слабые и неспособные просто вымирали, на чем и основан, по их утверждению, прогресс человечества.

Чарльз Дарвин на службе прозападных фашистов

Дарвин на службе фашистов
Дарвин на службе фашистов


В этой связи вновь стали востребованными эволюционные воззрения, начиная от Ч. Дарвина, Т. Р. Мальтуса довзглядов современных западных социологов. Таких, к примеру, как английский неолиберал Р. Скрутон, выдвинувший идею о том, что недовольство людей, борющихся за социальное равенство, усмирять надо не равенством, а приданием "законной силы неравенству". Собственно, в Англии сословное неравенство до сих пор хорошо сохраняется и без законодательной силы, которое держится на совершенно бескорыстном преклонении простых людей к своим титулованным особам и, конечно, в первую очередь, королеве английской. В России, если оно и было, то полностью утратилось за 70 лет существования социализма. Новым же российским олигархам, имеющим много денег, но не имеющим никаких наследственных титулов, кроме разве что титула "вора в законе", завоевать симпатии у простых людей таким путем было невозможно.

Но поскольку как-то надо было утверждать право на власть и богатство "новых русских" с помощью авторитетного научного слова, элита от науки извлекла на свет Божий евгенику – науку о генетической селекции человека, что в переводе с языка социологии означает, что если человек оказался на самом низу общественной лестницы, то в этом виновато не общество, а его генетическая неполноценность, доставшаяся ему от предков. А потому, если рабочий класс занимает самую последнюю ступень на социальной лестнице, то в этом виновато его происхождение, сделавшего его неудачником. В целом же если человек из низов не способен самостоятельно подняться вверх по социальной лестнице, то он есть не что иное, как "генетический мусор". А что делают с мусором, понятно каждому.

Таким образом, наука, подведя под свои утверждения научную базу, сняла с новых господ, людей "умных, успешных, сильных и удачливых благодаря успешному генетическому отбору" какую-либо вину перед народным плебсом. "Если ты бедный – значит, неумный". (О том, какими методами эти "умные и успешные" в 90-е гг. добывали свои богатства, помнит только народ, по-прежнему глухо ненавидящий олигархов и остальных богатых людей и использующий свое право в силу своего большинства не голосовать за их представителей на выборах).
В известном смысле наши отечественные либералы от науки не так уж далеко отошли от расистских представлений, разве что заменив в своих теориях природно-расовый подход на природно-классовый.

Центральным понятием в теориях, проповедующих природно-расовый подход, является слово "унтерменш" – "недочеловек". Сам термин «Untermensch» – "Недочеловек" впервые прозвучал в книге американского теоретика-расиста Л. Стоддарда, который в своей книге «Бунт против цивилизации: угроза подчеловека» (1922 г.) утверждал, что именно врождённая расовая неполноценность унтерменшей взывает к низшим человеческим инстинктам, к таким, к примеру, как зависть к более богатым и более одарённым, что является угрозой "белой расе". В ранг неполноценных рас он относил не только собственное негритянское население, но, например, и русских славян, что, по Стоддарту, и привело их к такой политической доктрине, как коммунизм, призывающей к социальному равенству людей.

Еще раньше идеи о природно-расовой неполноценности людей и причинах их деления на "высшие" и "низшие" расы зародились в колониальной Британии. Вот слова всемирно известного английского писателя Р. Киплинга из его сборника «Песнь Англичан»: "Пусть английский народ... избранный Богом, предназначенный Им для господства, народ, которому суждено блаженство, впадет в самый тяжкий грех – на его избранности это не отразится ни в малейшей степени... В том, что делают святые господни, греха быть не может, как бы скверно их дела ни выглядели. /.../Не в том дело, что совершается, а в том, кто свершает эти дела: «Британцы — раса, избранная Богом... потому действия британцев не могут быть неправедными...". (Хочется добавить, что такое отношение к себе характерно и для современной Англии. Однако, не только для Англии, а всего Запада, уверовавшего в свою избранность и в силу веры в свою избранность находящего оправдание, согласно заповеди английского писателя, любому своему преступлению: "Не в том дело, что совершается, а в том, кто свершает эти дела").

Напомним, что именно из этих расистско-евгенических теорий британского, а затем и американского образца зарождалась и идеология немецких национал-социалистов о так называемых неполноценных народах, не обладающих равными правами с полноценными народами, и которых в силу этого необходимо уничтожать, не испытывая к ним ни жалости, ни стыда.

Как следует из сказанного, наши отечественные либералы с его отношением к народу ничего нового не придумали, а являются только прилежными учениками западных расистов с той разницей, что если для британских колонизаторов народы, населяющие их колонии, были чужими народами, для наших либералов чужим стал собственный народ.

Поскольку простой народ, по теории либеральной элиты, генетически неполноценен, он должен забыть о каком-либо равенстве (пережитке социализма) и признать превосходство избранного, пусть и немногочисленного (около 3 % людей среди всего населения России) сообщества людей: богатых олигархов и либеральной элиты –единственно цивилизованного клана людей в России. Он (народ) должен добровольно подчиниться их власти, которая поведет "неполноценное народное стадо" по пути цивилизованных народов.

Родина на всех одна: Лосев, либералы и ГУЛАГ

Комментарии 0
Логин и пароль
Запомните логин и пароль для последующего входа