БНР и спецслужбы: мутная вода и смена партнеров

БНР и спецслужбы: мутная вода и смена партнеров

Кто из руководства так называемой «Белорусской Народной Республики» работал на чужие разведки? Что мы об этом знаем, а что еще сможем узнать о БНР? Контакты со спецслужбами соседей — клеймо на биографии или обычная практика того времени? Давайте разбираться.

Автор Ольга Усим, к. ф. м. н., эксперт-аналитик в сфере маркетинга, бизнеса и истории России, автор более десяти научных статей (в т. ч. на английском), руководитель общества «Шизофрения — не приговор», главный редактор научно-политической газеты by-by.info.

Ранее мы рассказывали про полонизацию.

  • Вопрос сотрудничества "чиновников" БНР со спецслужбами разных стран — не самый таинственный кусок истории республики. Это не принято упоминать в мемуарах, поэтому герои событий чаще всего выбирают молчание до гроба.

  • Не каждый момент контакта означает сотрудничество, поэтому реальные пружины событий нащупать трудно. Ну и, наконец, сами спецслужбы соседних стран — ВЧК-ОГПУ, II отдел польского генштаба и разведка Литвы еще только формировались.

Злой гений белорусского националистического движения

В 1919 году создается II отдел генштаба Польши, "Двойка" или "Дефензива". Это не полиция, а именно военная контрразведка.

Все контакты чиновников БНР с поляками в 1919-1920-х годах проходили именно через нее. История сохранила имена ответственных за "белорусское направление": Станислав Ивановский (брат белорусского националиста Вацлава Ивановского), Валерий Славек, Ян Пилсудский и Сильвестр Воевудский. Последний получил от Адама Станкевича прозвище "Злой гений белорусского движения".

Воевудский был 100-процентным человеком Пилсудского, в 1919-м в занятом поляками Минске он отвечал за отношения с так называемой "Белоруской народной республикой", плотно контактировал с Антоном Луцкевичем, после формировал Белорусскую военную комиссию (БВК) и делал все, чтобы Беларусь возникла в удобной для поляков форме. Как это? В виде буферного государства между Польшей и Советской Россией.

Все те деятели белорусского движения — Казимир Цвирко-Гадытский, Павел Алексюк, Бронислав Тарашкевич — ходили именно под "крышей" Воевудского. Впрочем, проект Средней Литвы со столицей в Вильно, где школьным департаментом имел возможность управлять тот самый Тарашкевич, также принадлежит его гению.

  • Далее у Воевудского все кардинально меняется: после войны он организовывает "Независимую крестьянскую партию" (NPCh) в Польше, которая агитирует за красные идеи, его арестовывают, он бежит в СССР, его арестовывают, а после расстреливают. Ту же участь, впрочем, повторил и Тарашкевич, создав БКРГ как клон NPCh, а после "убежавший" в БССР, где его путь и закончился. Что это? Радикальная смена политических взглядов? Или игра польской "Дефензивы"? Ответа до сих пор нет.

Добавим о поляках еще один момент: аналитики "Дефензивы" имели свой взгляд на белорусский вопрос, который не всегда совпадал с государственным. Скажем, в фундаментальной работе "Краткий очерк белорусского вопроса", изданной для служебных целей, те советуют властям не зажимать тотально белорусское движение и пускать наших послов в Сейм, чтобы соорудить схему сотрудничества, иначе будет беда. Варшава решила по-другому и все потеряла.

Чего вы тут сидите со своей БНР?

Влияние советских спецслужб в БНР — вопрос до сих пор не до конца изученный, так как закрыты архивы КГБ и ФСБ, в отличие от польского архива в Быдгоще. Понятно, что Советский Союз имел кадровых сотрудников (как Симон Яковюк), агентов влияния, а также людей, которые просто попали на крючок.

Наиболее пристальное внимание, как ни странно, уделяется чиновникам БНР уже после их отъезда из Белоруссии. А что они там планируют? Что кому шепчут? Кого и для чего готовят? БССР не имела свое МИД, зато имела представителя своего Совета народных комиссаров при Наркомате иностранных дел СССР: он этим всем и занимался. Какая была задача? Все просто: упразднить националистическую БНР, поскольку только БССР была единственным настоящим белорусским государством.

  • Но как? Для этого был использован комплекс мер. Во-первых, белорусизация в БССР, которая стала важным средством для решения внешних задач.

  • Во-вторых, закольцовывание на Союзе всего национального движения в Западной Белоруссии, с чем отлично справился Тарашкевич со своей "Громадой". В-третьих, формальная ликвидация БНР и возвращение ее деятелей на Родину.

На роль руководителя всего процесса здесь был назначен сын минского врача Александр Ульянов, человек великих способностей. Скорее всего, именно ему принадлежит вербовка Тарашкевича, который после стал "красным" и собрал всех активных белорусов в БКРГ. Его персонально упоминает Олехнович как человека, который внушил ему ехать в БССР. И это касается не одного Алехновича.

Месседж Ульянова, который непрестанно ездил по Западу, был прост и правдив: "Чего вы тут сидите со своей БНР? Вы — никто. А в БССР вы будете приносить пользу! Возвращайтесь и разбирайте должности, деньги, курорты — кому что».
Как известно, в 1925-м на Берлинской конференция БНР была фактически ликвидирована — план сработал, министры сами сдали свои портфели. В следующем году уже в Минске была организована Академическая конференция по правописанию (разумеется, правописание было поводом), чтобы вернуть из-за границы в СССР (читайте «Время строить и время разрушать») как можно больше народа.

Самое примечательное в этой истории — поведение деятеля БНР и кадрового агента ОГПУ Симона Якавюка в случае с Берлинской конференцией: он выступил против! Кажется, где логика? На это был хитрый расчет: выступив против, Якавюк моментально присоединился к группе Петра Кричевского, единственного чиновника БНР, который не сдал свой портфель и продолжил дело националистов в эмиграции. Все правильно: "свой человек" должен быть рядом до последнего вздоха.

Партизанка и книжки по-белорусски

  • Отношения с литовцами выстраивались намного более "романтично", чем с предыдущими игроками. Ластовский, Дуж-Душевский и их сторонники подались в Литву, которая работала с ними сначала по линии Министерства белорусских дел, затем — через Белорусский центр в Литве, который считался госструктурой. Ответственным с литовской стороны был чиновник с фамилией Ёнинас.

Зачем это было литовцам? Безусловно, чтобы насолить полякам, организовывая "белорусских партизан" на Виленщине и Гродненщине, которые Литва (читайте «Зверства литовских, латвийских и эстонских нацистов над советскими детьми в годы войны») считала своими. Ластовский также считал их своими, поэтому интересы якобы совпали.

А вдобавок за литовские деньги можно было печатать уйму белорусской националистической литературы: "Историю кривской книги", журнал "Кривич" и др. Следует отметить, что Литва к середине 1920-х "дружила" с СССР против Польши, поэтому антипольские настроения белорусских деятелей были выгодны всем.

Естественная победа БССР над "БНР"

Что имеем в итоге? Активисты националистического проекта "БНР" на разных этапах почти поголовно контактировали с разведками других государств, которые возникали из пыли на глазах всего мира. И это вроде бы не считалось пороком, так как без контакта с немцами не было бы никакой независимой Литвы или Латвии, без контакта с французами — Польши, и т. д.
Однако душок от "БНР" все же идет. Партнеры менялись по ходу танца: в 1919-1920 для деятелей БНР было нормой дружить с поляками, но в 1920-е любой контакт с "Дефензивой" уже считался предательством. И наоборот: БНР воевала с большевиками в 1918-1920-м, но позже абсолютное большинство министров дружно съехало в "красный" Минск.

Конечно, националистическая БНР беспокоила, задевала и раздражала и СССР, и Польшу, и Литву. Всем хотелось сначала вступить в контакт, после наладить контроль — и в конце концов ликвидировать.

Беларусь тогда интересовала соседей исключительно без первых двух букв в слове "независимость". Если же углубляться в конкретные сюжеты, то все это мутная вода или история взаимоотношений отдельных людей, которая должна быть написана. Но ясно одно: даже "деятели" БНР поняли, что лучше всего белорусам будет в составе СССР. И правда: белорусы (читайте «Интеграция России и Белоруссии (Беларуси): что это значит?») получили впервые свою республику БССР, получили возможность развивать свой белорусский язык и культуру и даже проводить белорусизацию.

Пограничная зона после Чернобыльской катастрофы