2019-06-27 13:18:28

Советское время в Беларуси

Советское время в Беларуси

6 июня в Мозыре начались съемки российского фильма об аварии на ЧАЭС. Ленту заказал телеканал НТВ. Микрорайон Железнодорожный на три недели превратится в Чернобыль 1986-го. «В Беларуси все дышит советским временем», - объясняет выбор «натуры» художник-постановщик Игорь Гембель-Зайкин.

Автор Сергей Станочник

Ранее мы рассказывали про отношения "министров" БНР со спецслужбами.

«У вас здесь все дышит советским временем», - объясняет выбор «натуры» художник-постановщик Игорь Гембель-Зайкин. Актеров второго плана, дублеров и массовку съемочная группа находит через социальную сеть «ВКонтакте». Местные охотно откликнулись на предложение сняться в кино. Всего для съемок в Мозыре требуется 500 человек, преимущественно для массовки.

На магазине - советский флаг, на бараках - вывески «Общежитие комвольного комбината»

Подготовка к съемкам
Подготовка к съемкам

Создатели фильма обещают зрителям переживание всего спектра чувств.

«В фильме много драматических, мелодраматичных и трагических линий», - говорит режиссер Алексей Мурадов.

Алексей Мурадов
Алексей Мурадов

Лента охватывает временной промежуток за несколько часов до взрыва, катастрофу и ликвидацию ее последствий в первые месяцы после трагедии. В кадрах будут ликвидаторы, врачи, военные, Горбачев с Рыжковым, агенты советской и «штатовской» разведки. «Будем подробно показывать, что было, через судьбу различных людей и размышлять по этому поводу», - замечает режиссер.

В Мозыре московские кинематографисты снимают блок, непосредственно связанный с Чернобылем.

«Мозырь - абсолютно киношный город, в котором можно снимать и снимать. Таких, к сожалению, мало осталось. И это не только бараки, но и речка, мосты, центральная часть города», - хвалит Алексей Мурадов.

Бараки в Мозыре
Бараки в Мозыре

26 июня съемочная группа работала над эпизодами с участием «врачей» и «военных». На магазин повесили красный советский флаг, на бараки - вывески «Общежитие комвольного комбината». Киоски из пластика спрятали за старыми досками. По станции Мозырь слонялись с дозиметрами «военные», на холме ждали своей сцены «врачи», рекрутированные из числа местного населения - работник лесного хозяйства, фрезеровщики и мастер с завода. Сегодня они будут «спасать» одного из героев фильма.

Съемки сериала
Съемки сериала

Жители станции с любопытством наблюдали за съемками. В 90-е годы станция Мозырь имела плохую славу - был самый бандитский район в городе. В местных объявлениях об аренде квартиры отмечалось: «Станцию Мозыря не предлагать!»

«70% бывших зэков жили тогда у нас! И "смотрящий" также был из нашего района», - хвалятся местные. Говорят, что сейчас потише. Ночью можно ходить спокойно. Своим.

«Чужим тоже. Пусть только ведут себя нормально», - усмехаются жители.

«Здесь все настоящее у вас! Минимальная ретушь - и в добрый путь!»

Жители наблюдают за съемками
Жители наблюдают за съемками

Исполнительный продюсер Ирина Барк говорит, что массовые съемки, с участием не менее 200 человек, пройдут на территории местной больницы в ночь с 3 на 4 июля. Это будет сцена эвакуации. Практику набора актеров и дублеров через «ВКонтакте» она считает нормальной: «Так всегда работаем».

Кастинг-директор Виталий Куликовский не видит особых проблем в подборе актеров. Вот только с дублерами пока напряженно. Например, сейчас ищут человека, похожего на российского актера Александра Феклистова.

Рабочий момент. Справа - режиссер Алексей Мурадов
Рабочий момент. Справа - режиссер Алексей Мурадов

«Трудно найти людей, похожих типажом, прической, да и чтобы костюм основного актера подошел по размеру», - говорит кастинг-директор. Он рассуждает, что с людьми «с улицы» работать легко и просто, ведь они заинтересованы. Лица подобрать, чтобы соответствовали «духу времени», трудно.

«Мы смотрим хронику, съемки тех лет. Лица отличаются, теперь другие. Трудно объяснить, как именно изменились, но современные - другие», - говорит Виталий Куликовский.

Художник Игорь Гембель-Зайкин на «отлично» оценил станцию Мозырь как «натуру».

Игорь Гембель-Зайкин
Игорь Гембель-Зайкин

«Здесь у вас бараки красивые, река, улицы с нужным покрытием. Нам надо дороги к ЧАЭС снимать - здесь подобные есть к ТЭЦ. Место нам подходит и растительностью, и климатом, и по ощущениям. Опять же - столько реликтовых зданий. Здесь все дышит советским временем. Если какие новостройки - будет ощущаться что-то ненастоящее. А здесь все настоящее! Здесь минимальная ретушь - и все, в добрый путь», - говорит художник.

Белорусский мальчик
Белорусский мальчик

Вообще в Беларуси ему нравится. Люди здесь «вежливые, доброжелательные, не сердятся на нас».

«Ну, такой у нас сгусток энергии, не всем нравится. Жили люди спокойно - здесь приехали, палок каких набросали, закрасили, повесили что-то ... Люди по-разному относятся к нам. А здесь, слава Богу, доброжелательно. Вообще люди у вас хорошие, чисто вокруг, но почему так? Опрятно, порядок везде. Другие люди, так получается?», - спрашивает российский художник.

«Сделайте так, чтобы и я в кино попала!»

Подготовка к съемкам
Подготовка к съемкам

Пенсионерки из красного барака, который временно будет общежитием камвольной фабрики, радуются оживлению на улице, но обвиняют киношников в неточности художественной передачи исторических событий.

«А где в Чернобыле были такие бараки, как у нас? Где? Были мы в Чернобыле в 80-х, но там таких бараков не видели! Лично мне хочется чего-то настоящего, верного в кино», - нервничает пенсионерка Вера Николаевна.

Она всю жизнь прожила в этих бараках. После аварии на ЧАЭС переезжала с семьей в Казахстан, но потом вернулась.

Пенсионерка Надежда Ермоковец в мае отметила 92 года. Готова и сегодня сняться в кино, так как имеет опыт. Лет тридцать назад принимала участие в съемках военного фильма в Мозыре.

«Сделайте так, чтобы я и в это кино попала!», - просит нас пенсионерка.

О Чернобыле ей было бы интересно посмотреть, так как «сама же чернобыльская, и книжечку (удостоверение пострадавшей от аварии на ЧАЭС - автор) имею».

«Кому Бог даст - столько он и будет жить, так и с тем Чернобылем. Мы вон колорадских жуков травим-травим - а они живут, так и с нами после радиации. Но кино какое нужно людям показывать», - рассуждает Надежда Ермоковец.

Владимир Ярословицкий родился здесь, в бараках. Сейчас живет неподалеку, в кирпичном доме. О Чернобыле кино посмотрел бы охотно - сам служил в 30-километровой зоне.

«Призвали в "партизаны", что значит в резерв, в июне 1986-го. Не отказался - повестка была с красной полосой. Там был комбинат, у деревни Арана. Одежду пряли для бойцов, которые на станции тогда были. Я работал дежурным водителем. Если что сломалось - прыгнул ночью на "ЗИЛ" и помчался. Ад, все страшно было. Знали мы о радиации, но что могли сделать?», - разводит руками пенсионер. По бумагам он ликвидатор. Но выгод от документов мало - льготы давно отменили.

Наверное, это хорошо, что в Мозыре мало что изменилось: «Буханка» («уазик»), «быстрые» вывески «Общежитие» на домах и люди в советской военной форме и костюмах 80-х годов прекрасно вписались в «натуру» станции Мозырь.

Экономика Беларуси и статистика

Комментарии 0
Логин и пароль
Запомните логин и пароль для последующего входа