2019-10-15 21:43:31

Как белорусские анархисты железную дорогу грабили

Как белорусские анархисты железную дорогу грабили

В Новогрудке 110 лет назад состоялось дерзкое нападение на поезд, перевозивший крупную сумму денег. Этот налет стал отличительной страницей в истории революционной борьбы белорусских анархистов, коммунистов и эсеров за права трудового народа.

Автор Налым Каримов

Ранее мы разбирали вопрос, как правильно писать: Беларусь или Белоруссия?

«Да здравствует безвластие!»

В начале XX века Беларусь была одним из крупнейших центров революционного движения в Российской империи. Это было обусловлено несколькими обстоятельствами: появление здесь первых промышленных предприятий вместе с рабочими, жестокая эксплуатация и бесправие, глубокие социальные и национальные противоречия между белорусскими крестьянами и помещиками, большая часть которых считала себя поляками или была немецкого происхождения.

Белосток
Белосток

Именно в Белостоке Гродненской губернии в конце 1902 года появилась первая в Российской империи анархическая организация - группа «Борьба». Среди многочисленных революционных тенденций анархисты-коммунисты были самыми радикальными - они не допускали никаких компромиссов. Последователи князя Кропоткина требовали немедленной замены любой власти и капитализма полным «безначалием» и коммунизмом. Фирменной тактикой сторонников безвластия стал индивидуальный террор и экспроприации.

В Белостоке, Гродно и некоторых других городах кружки анархо-коммунистов смогли приобрести и массовую поддержку рабочих - прежде всего за счет применения во время стачек так называемого «экономического террора». Например, белостокский анархист Нисан Фарбер, бывший беспризорник, в 1904 году набросился с кинжалом на фабриканта Кагана просто при выходе из синагоги.

Бомба для инкассаторов

Однако революция 1905-1907 годов потерпела поражение. Анархисты упрекали в этом социалистические партии: якобы своей ориентацией на демократическую «программу-минимум» и союз с буржуазией те сдержали народное восстание. Но их собственная тактика вооруженных вылазок и грабежей успеха тоже не принесла - большинство идейных анархистов очень быстро оказались на эшафоте или на каторге. А разгромленые организации либертариев стали пополняться за счет разного рода авантюристов или просто уголовных элементов.

На фоне отступления революционной волны в белорусских городах и местечках начали возникать многочисленные группы «Черных воронов», «Черных масок» и других кружков со зловещими названиями. Они буквально терроризировали местных предпринимателей. Это - бывшие анархисты, которые сейчас вымогали деньги не в идейных, а в личных целях. Для этого совершались и многочисленные мелкие грабежи. Очевидцы вспоминали: «Собираются пить чай. Нет сахара. Идут экспроприировать сахар в магазине». Сионистский деятель С. М. Гольдштейн, который очень недолюбливал анархистов, приводил в пример случай, как два молодых анархиста в Белостоке со словами «Mir expropriiren die Wurst» забрали в магазине два фунта колбасы.

Результатом таких приключений, несмотря на ничтожное количество захваченного, нередко становилась виселица. Но уцелевшие убежденные боевики не оставляли планов проведения и крупных операций. В 1908 году здесь радикальные группы анархистов и эсеров-максималистов, несмотря на все разногласия (противники любой власти критиковали максималистов за изобретенную ими «Республику Советов»), стали объединяться.

Цель также была намечена крупная - суточная выручка Полесской железной дороги.

Утром 29 июля 1908 г. поезд, который собирал деньги из касс по всей дороге, остановился на станции «Новогрудок». Едва паровоз в клубах густого пара остановился у перрона, как загремели выстрелы. Два десятка боевиков открыли огонь из револьверов по поезду и охране. А затем раздался мощный взрыв - это в багажное отделение, где ехали инкассаторы, бросили бомбу. Когда рассеялся дым от динамита, на перроне в луже крови лежал командир боевой группы - охрана поезда открыла ответный огонь.

Отстреливаясь на ходу, экспроприаторы стали уходить. Взять железнодорожную кассу у них так и не получилось.

Кроме убитого вождя боевиков, ранения получил машинист поезда и несколько пассажиров. На ноги была поднята вся полиция Гродненской губернии. Часть участников нападения была арестована. Полицейские хватали всех подряд: вместе с подозреваемыми Бляхером и Балодамом были схвачены Пинчевский и Рабинович, которые играли с ними в лесу. Задержанный в Белостоке по подозрению в налете в Новогрудке Вайнштейн был избит почти до смерти, после чего доставлен в госпиталь. Среди арестованных оказался и некто Добковский.

Высочайшее помилование

Начальник Гродненского губернского жандармского управления полковник Карпов задумчиво листал дела арестантов: «Добковский Э. Г. Член партии анархистов-максималистов. Арестованный за участие в нападении на артельщиков Полесской железной дороги на станции «Новогрудок».

Новогрудок. Рыночная площадь
Новогрудок. Рыночная площадь

В прошлый раз на допросе в Белостокской тюрьме этот наглый налетчик обещал сообщить какие-то сведения особой государственной важности - но только высокому руководству. «Что ж, посмотрим, что расскажет мне этот разбойник», - решил начальник ГЖУ.

Он приказал вызвать Добковского. Через пять минут крепкие жандармские унтер-офицеры, гремя шпорами, ввели в кабинет щуплого черноволосого молодого человека. Хозяин кабинета молча кивнул на стул.

«Господин полковник, - обратился Добковский к Карпову. - В прошлый раз я обещал открыть какую-то тайну. И я сдержу свое слово. Я и моя группа должны были убить их светлость великого князя Михаила Александровича и великого князя Константина Константиновича». Жандармский полковник сделал «стойку», хотя и виду не подал. Великий князь Михаил являлся родным братом императора Николая II и еще недавно был официальным наследником трона.

По словам пойманного «эксиста», террористы также намеревались ликвидировать двух высокопоставленных чиновников «Северо-Западного края». Цель намеченных операций - показать, что революция вовсе не умерла, а подполье продолжает действовать.

Полковнику Карпову, разумеется, захотелось выяснить все обстоятельства и детали планируемого покушения на великих князей: прозвища членов боевой организации, пароли, явки... Но тут арестованного боевика словно подменили. И он пообещал рассказать все подробности только в том случае, если ему будет гарантировано высочайшее помилование.

Вскоре распоряжением петербургского Департамента полиции перспективный арестант был переведен в Петропавловскую крепость. Дальнейшее расследование показало - анархист скорее всего все придумал. Подследственный продолжал давать путаные показания - говорил о какой-то таинственной женщине, которая как бы и отвечала за покушение на великих князей. В конце концов, сыщикам стало ясно - вся история с терактами против родственников императора Николая II и высокопоставленных чиновников Российской империи в Беларуси была вымышленной от начала до конца. При этом Добковский не назвал ни одного реального соучастника, и вообще никого не выдал.

Возможно, арестован революционер таким образом просто хотел потянуть время. Например, надеясь подготовить побег. Вскоре департамент полиции официально заявил, что больше в его показаниях не нуждается.

Вильнюсский окружной суд приговорил Добковского к смертной казни через повешение. Однако угроза революционного взрыва уже прошла. И по конфирмации от 10 апреля 1910 года виселица была заменена ему на бессрочную каторгу. В коридорах каторжной «Централи» и пересылки следы этого арестанта, сына своего бурного времени, теряются. В списках Всероссийского общества политкаторжан и ссыльных-поселенцев человек с такой фамилией не упоминается. Возможно, он не дожил до 1920-х годов или эмигрировал. Или просто не был принят в общество бывших эсеров и анархистов, как тот, кто дал в свое время «открытые» показания.

БНР и спецслужбы: мутная вода и смена партнеров

Комментарии 0
Логин и пароль
Запомните логин и пароль для последующего входа