2018-12-14 05:03:02

Красный май 1968 год

Красный май 1968 год

Пятьдесят лет назад Францию ​​постиг глубокий социальный кризис, известный в истории как май 1968 года. Судя по статьям у нас и на Западе, посвященным юбилею, вполне возможно, что мы до сих пор остаемся наследниками событий Красного мая.

Автор Андрей Клюев

«Франция спит» - так называлась статья в газете «Le Monde», вышедшая примерно за полтора месяца до событий 1968-го года. Автор текста беспокоился, что французская молодежь слишком консервативна на фоне своих сверстников, которые бунтуют в США и Германии. Как говорится, сглазил. Буквально через месяц страна была охвачена студенческими выступлениями: это была увертюра к баррикадным боям, всеобщей забастовке, правительственному кризису, который едва не привел к отставке Шарля де Голля. Хотя в итоге французский президент смог локализовать протесты, эффект тех событий оказался гораздо более глобальным. Также читайте и смотрите видео о том, почему распался СССР, культурные аспекты.

Недаром, по мнению издания «Libération», именно под пятидесятилетие мая 1968-го президент Эммануэль Макрон запустил пакет неолиберальных экономических реформ. Как пишет газета, администрация Макрона, что провела непопулярные реформы, намерена демонстративно покончить с коллективной памятью французов про «Красный май» (так часто называют события в мае 1968 года).

Память о том, что в то время деды смогли добиться повышения зарплаты в среднем на 20 процентов, до сих пор мотивирует их детей и внуков выходить на улицы. «Май 1968-го. Можем повторить!»- написано на транспарантах участников нынешних забастовок. А вот среди класса капиталистов те события - трагедия. Последствиями тогдашней победы труда над капиталом Франция живет до сих пор, поэтому там сильная социалка.

Тем интереснее читать ряд публикаций, где утверждается, что «Красный май» по своей природе не был левым движением. Хотя на баррикадах развевались черные и красные флаги, по своей сути это была манифестация индивидуализма и гедонизма. Если бы сейчас началось что-то похожее, то пресса стопроцентно бы написала про бунт мажоров. Такая составляющая протестов, как индивидуализм, разрушала организационный принцип левого движения, где личность всегда подчинена интересам коллектива. Не случайно после 1968 года мы наблюдаем процессы эрозии традиционных левых партий и профсоюзов в сторону защиты геев и лезбиянок. В этом плане озвучивается даже оригинальный тезис, что без мая 1968 года и последующего ослабления левых сил к власти никогда бы не дорвались такие ярые антикоммунисты, как Рональд Рейган и Маргарет Тэтчер.

Еще дальше идут некоторые наши российские СМИ. Там считают, что май 1968 года был чуть ли не первым Майданом в истории. Якобы ЦРУ имело зуб на Шарля де Голля, который мечтал вернуть Франции статус великой мировой державы. Реализуя свой план, генерал выставил штаб НАТО из Парижа и наивно пытался обменять доллары на золото, что было наглым вызовом в адрес Бреттон-Вудской системы. В результате за океаном, якобы, решили инспирировать студенческие протесты. Версия, мягко говоря, противоречивая - особенно с учетом того, что выступления студентов имели яркий антиамериканский акцент через войну во Вьетнаме. С другой стороны, действительно, многие (например, знаменитый журналист Режи Дебре) считает, что 1968-й стал началом культурной американизации Европы, которая имела со временем и политические последствия.

Впрочем, сами правые, как и прежде, критически оценивают 1968 год. Для них бунт 50-летней давности остается началом нравственной деградации Запада. «В фрейдистской смысле в мае 1968 года был убит Отец-авторитет (читай, также уважение к государству), что открыло путь к нынешнему представлению жизни как игры и неконтролируемому диктату глобальных финансовых центров», - пишет «Asian Times». Газета также отмечает, что в 1968 году была уничтожена вся архаическая модель образования, на которой держалась система. «Студенты и ученики отвергли старую дисциплину, которая ориентировалась на вертикальную передачу знаний и ценностей от генерации к генерации. Однако это было противоречивым шагом, поскольку наиболее важным в образовании стали не знания, а эмансипация и критическая мысль», - пишет газета.

Влияние событий Красного мая 1968 года на настоящее и повседневный мир

Красный май 1968 года и его последствия
Красный май 1968 года и его последствия

Правда, даже критики «Красного мая» не отрицают его влияния на настоящий повседневный мир. «Все мы - дети мая 1968 года», - констатирует все тот же «Asian Times».

Действительно, нельзя отрицать, что 1968 год стал интеллектуальным ферментом, который изменил все старые коды и стандарты. На этом юбилее были вскрыты новые рецидивы 1968 года. Например, тот год помог демократизировать мир моды. До тех пор европейцы в основном заказывали себе костюмы в ателье, которые, в свою очередь, ориентировались на состоятельных буржуа. Триумф улицы в 1968 году помог демократизировать вкусы. Сейчас люди готовы без комплексов одеваться в магазинах готовой одежды - так называемые «prêt-à-porter». Именно тогда был заложен фундамент появления нынешних популярных брендов, одежду которых мы приобретаем во время шопинга.

Также чуть ли не впервые на этот юбилей был поднят вопрос влияния мая 1968 года на общество мигрантов-мусульман. Пишут, что через «Красный май» Франция и Европа проспали проблему миграции. Пока философы, вроде Мишеля Фуко, дискутировали об антиавторитарном сознании, в эмигрантском гетто сформировался дискурс, враждебный западному и демократическому обществу.

В огромном массиве нынешних материалов о мае 1968 года до сих пор нет ответа на главный вопрос: где источники восстания? Как и прежде, многие пытаются искать их в социально-экономических факторах и проблемах социализации детей послевоенного бэби-бума.

Однако бунт 1968 года не похож на другие из-за того, что ставил более глобальные вопросы. «Почему огромные массы тогда охватило необычное ощущение - желание выйти из привычной колеи истории и создать что-то действительно новое? Был ли этот утопический импульс, как часто обвиняли религиозные и политические консерваторы, наивным и опасным сном? В любом случае, сегодняшние мечты человечества кажутся гораздо более скромными и оборонительными по своей природе - прекратить войны, решить проблему голода, сдерживать эпидемии, предотвратить разрушение планеты из-за глобального потепления», - исповедует «New York Times».

Ребус 1968 года до сих пор не решен. Впрочем, может, это и логично, поскольку само движение, возможно, еще не закончилось. Во французском языке есть фраза «les années soixante-huit», которую можно перевести как «1968 годы». Ранее считалось, что «1968 годы» закончились, когда президентом в 1981 был избран социалист Франсуа Миттеран. Однако сейчас все чаще говорят, что этот вывод, возможно, был ошибочным. Нынешние опросы показывают - 52% французов хотели бы повторения событий Красного мая 1968 года.

Советский Союз глазами очевидцев (история трех поколений одной семьи)

Комментарии 2
21:32:02
admin, 2018-05-26

Очень интересный взгляд на те события.

 
14:55:27
admin, 2018-05-26

Очень интересные события того времени. Сейчас юбилей.

 
Логин и пароль
Запомните логин и пароль для последующего входа