«Мещане во дворянстве», или почему нынешних российских генералов, чиновников и олигархов потянуло во дворянство

«Мещане во дворянстве», или почему нынешних российских генералов, чиновников и олигархов потянуло во дворянство

Почему нынешние российские генералы, чиновники и олигархи рвутся облагородить себя дворянскими титулами, а благородное сословие дворян в прошлом секло, увечило и насиловало своих крепостных крестьян?

Автор Ольга Таланцева, кандидат культурологии, профессор, автор более 70 научных работ, в том числе двух научных монографий, член научно-методической комиссии по экспертизе диссертаций в РИВШ, эксперт by-by.info.

Вслед за распадом Советского Союза и последующим за ним резкого перехода из социализма в капитализм в новой России возник не только клан богатых и сверх богатых людей, но самым неожиданным образом из числа бывших советских граждан стали появляться многочисленные потомки дворянского рода, обладатели известных дворянских фамилий: Голицыны, Шуваловы, Гагарины, Аксеновы, Меньшиковы, Голенищевы, Державины, Воронцовы, Орловы, Репнины, Демидовы, Щербатовы, Юсуповы, Курбатовы, Уваровы и т. д. Но как выяснилось, в большинстве из них "голубая кровь" в их жилах никогда и не текла.

  • Подтвердить дворянские корни может только официальная родословная, однако на генеалогическом (родословном) древе: ни на стволе и ни на одном из многочисленных разветвлений его ветвей, о них не было никаких упоминаний.

Что же касается их звучных дворянских фамилий, то, скорее всего, их прадедушки и прабабушки, если и имели какое-то отношение к дворянству, то только в качестве крепостных крестьян или дворовых слуг господ, владевших ими.

А дворянскую фамилию получили они потому, что крепостным крестьянам нередко давались фамилии или прозвища в соответствии с названием земельного владения, принадлежавшего их владельцу. Или же они ее приобрели при получении паспорта после отмены крепостного права как бывшей собственности того или иного барина, типа: "Голенищенские мы, или шереметевские, голицынские, юсуповские и т. д."

Новая знать в СССР

Так что потомкам бывших крепостных крестьян, принадлежавшим российским князьям, графам, баронам или поместным помещикам-дворянам, лучше гордиться не своими фамилиями, а почетными званиями, которые получали их советские родители или деды в СССР — рабочие, крестьяне, работники умственного труда и творческая интеллигенция за выдающиеся заслуги в своей профессиональной деятельности.

  • Таким людям в советские времена к названию их профессии прибавлялось слово "знатный". Так появились "знатные сталевары", "знатные горняки", "знатные бурильщики", "знатные хлеборобы", "знатные комбайнеры", "знатные доярки" и еще множество "знатных" людей других профессий.

В СССР людей уважали не за титулы, а за трудовые достижения
В СССР людей уважали не за титулы, а за трудовые достижения

Представители советской интеллигенции, в знак всеобщего народного признания, получали почетные звания Народного артиста СССР, Народного художника СССР, Народного архитектора СССР, Народного учителя СССР, Народного врача СССР. Среди советских трудящихся много было и тех, кто за свои высокие профессиональные достижения получал звание Заслуженного деятеля в той или иной отрасли народного хозяйства, науке и культуры.

Самым высоким званием здесь стало почетное звание Героя Социалистического труда СССР. Советские люди, получившие эти знаки отличия, и становились новой знатью Советского государства. Но уже знатью не по происхождению и богатству, а за собственные трудовые подвиги и огромный вклад в развитие своей страны.

Заметим, что русское слово "знать", употребляемого в качестве существительного, относящегося к названию определенного сословия людей в царской России, произошло непосредственно от глагола "знать" (знать что-то). К знати относились люди, которых все знают, отличают, замечают, приветствуют надлежащим образом. В Советском Союзе стали отличать, замечать, узнавать, награждать людей за их трудовую деятельность.

Почему дворянские титулы так манят людей постсоветской России?

  • В новой России кроме тех, кто в поисках дворянских корней потерпел фиаско, стали выходить из подполья и настоящие потомки дворян, которые в советский период скрывали свое дворянское происхождение. А вместе с ними в их кругу вновь возродились дворянские собрания, дворянские балы и все остальное, связанное с дворянской атрибутикой.

Но интереснее здесь не это, а явление в России начала XXI века новоиспеченных дворян из числа российских генералов, которые еще сравнительно недавно в своих нагрудных карманах носили партийные билеты, высокопоставленных чиновников и, конечно же, новых богатых людей России. Дворянство им было пожаловано представителями Российского Императорского Дома Романовых.

По-видимому, для удовлетворения своего честолюбия этим людям уже не достаточно было получать признание и другие дивиденды за свои генеральские чины, высокопоставленные должности государственного уровня или за свое богатство. Совсем как старуха из пушкинской сказки, у которой по мере роста ее социального положения также вырастало ее непомерное тщеславие ("Не хочу быть черной крестьянкой, / Хочу быть столбовою дворянкой"), они захотели "облагородиться" и заполучить из рук самой Великой Княгини Марии Владимировны право на дворянство.

Так, к примеру, мэру Санкт-Петербурга Анатолию Собчаку был пожалован Великой Княгиней орден Александра Невского и вместе с ним получен дворянский титул в статусе потомственного дворянина, по которому этим статусом механически наделяется его жена, законные дети и остальные законные наследники. Как было объявлено Марией Владимировной, орден и дворянство мэру было представлено "за заслуги по декоммунизации Северной столицы и страны в целом".

  • Печальным здесь является только то, что после проведенной А. Собчаком "декоммунизации" Санкт-Петербурга некогда культурная столица, какой она пребывала во времена дореволюционной России и в советский период, очень быстро превратилась в бандитский город. Его "законная дочь" дочь, Ксения Собчак, также стала дворянкой, но уже по наследству. Правда, она мало схожа с дворянками из прошлого, отличающихся безупречным поведением, хорошим воспитанием и благородными манерами, а больше напоминает своим весьма раскованным поведением дореволюционных "кокоток" из так называемого полусвета, которых брали на свое содержание для "увеселительного" времяпрепровождения как молодые дворянские повесы, так и их уже немолодые отцы.

«Потешный» похоронно-свадебный катафалк на второй свадьбе новоиспеченной дворянки К. Собчак и «простолюдина» К. Богомолова
«Потешный» похоронно-свадебный катафалк на второй свадьбе новоиспеченной дворянки К. Собчак и «простолюдина» К. Богомолова

И все-таки у наших новых русских богатых людей, с их обостренной тягой ко всему западному, более престижным стало получение не русского, а европейского дворянства. Так за "особые заслуги" перед Британией Евгений Лебедев, сын бывшего члена Коммунистической партии СССР и полковника Первого главного управления КГБ СССР, получил титул лорда Соединённого Королевства Великобритании и пожизненное пэрство в Палате лордов.

Как неограниченная власть над крепостными крестьянами превращала дворян-помещиков в зверей?

Современный «Мещанин во дворянстве». XXI в. Евгений Лебедев, сын бывшего советского коммуниста и полковника КГБ СССР, новоиспеченный лорд Великобритании
Современный «Мещанин во дворянстве». XXI в. Евгений Лебедев, сын бывшего советского коммуниста и полковника КГБ СССР, новоиспеченный лорд Великобритании

Дворяне, ставшие таковыми в наше время, объясняют свое желание стать дворянами тем, что хотят соответствовать во всем особой породе людей, существовавшей когда-то в царской России, которым было присуще чувство чести, достоинство, благородство и беззаветное служение российскому государству. Да, среди российских представителей дворянства немало было тех, кто стал гордостью русского отечества: великие полководцы, офицеры, поэты, писатели, композиторы, общественные деятели и ученые — все сплошь выходцы из благородного дворянского сословия.

Но то, что в дореволюционной России большинство великих людей выходили из дворянского сословия, в этом ничего удивительного не было. Дворянство в царской России, наряду с духовенством, являлись единственными привилегированными сословиями. Несмотря на то, что в процентном соотношении дворяне по переписи населения 1897 года составляли 1,5 % от остальных сословий России, только у них был свободный доступ к хорошему образованию, к высоким государственным должностям и высоким армейским чинам, в чем было отказано, за исключением духовенства, остальным сословиям России.

  • Монополией дворянства было и право владения крепостными крестьянами, неограниченная власть над которыми практически превращала тех в рабов помещиков. А это уже очень трудно согласовывается с такими приписываемыми дворянам качествами, как "честь, достоинство и благородство".

Крестьян можно было не только продавать и покупать как собак или лошадей, но и наказывать по своему усмотрению, то есть избивать до полусмерти, морить голодом и увечить. Законодательно запрещалось убийство крепостных, но фактически этот аспект никак и никем не контролировался.

По известному афоризму, "власть всякого развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно". Вот эта неограниченная власть дворян над крепостными крестьянами многих из них превращала в настоящих садистов и изуверов.

Всем известная помещица Дарья Салтыкова — Салтычиха — была далеко не единственной в этом роде. Подобных примеров жестокости к крестьянам со стороны благородного сословия можно было бы привести множество.

  • Телесные наказания крепостных и изнасилование крестьянок дворянами-помещиками получили чрезвычайно широкое распространение. Такое же распространение получила и торговля дворянами крепостными крестьянами, продолжавшаяся в России вплоть до февраля 1861 года.

Правда, существовал формальный запрет продавать крепостных с разделением семей и без земли. Но эти запреты легко обходили на практике. Крестьян и дворовых покупали и продавали оптом и в розницу, при этом часто разлучали мужей и жен, детей и матерей, в том числе и грудных детей.

«КУШАЙ ТЮРЮ, ЯША! МОЛОЧКА-ТО НЕТ!» — «ГДЕ Ж КОРОВКА НАША?» — «УВЕЛИ, МОЙ СВЕТ». БАРИН ДЛЯ ПРИПЛОДУ ВЗЯЛ ЕЕ ДОМОЙ!» СЛАВНО ЖИТЬ НАРОДУ НА РУСИ СВЯТОЙ! (Н. А. НЕКРАСОВ. КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО)
«КУШАЙ ТЮРЮ, ЯША! МОЛОЧКА-ТО НЕТ!» — «ГДЕ Ж КОРОВКА НАША?» — «УВЕЛИ, МОЙ СВЕТ». БАРИН ДЛЯ ПРИПЛОДУ ВЗЯЛ ЕЕ ДОМОЙ!» СЛАВНО ЖИТЬ НАРОДУ НА РУСИ СВЯТОЙ! (Н. А. НЕКРАСОВ. КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО)

В 1842 году император Николай I именным указом объявил, что в силу трактата, заключенного в Лондоне с другими великими державами, его подданным категорически запрещается торговать неграми. Нарушители, как это было записано в указе, будут караться по всей строгости законов наравне с морскими разбойниками.

Найденным у работорговцев африканским невольникам предписывалось немедленно давать свободу. Но в то же самое время миллионы крестьян в России оставались крепостными, и их продолжали покупать и продавать, прибегая к разнообразным ухищрениям, чтобы обойти предусмотренные законами ограничения на торговлю соотечественниками.

Николай Неврев. «Торг. Сцена из крепостного быта»
Николай Неврев. «Торг. Сцена из крепостного быта»

  • Есть причины, по которым крепостное право так долго задержалось в царской России. «Объективный анализ истории происхождения крепостного права, — утверждает современный историк и писатель Б. Керженцев, — свидетельствует, что в том виде, каким оно предстает с начала XVIII века и до самой его отмены — во второй половине XIX столетия — являлось ничем иным, как социальным произволом власти.

Его настоящие причины лежали не в экономических нуждах государства, которым крепостнические порядки прямо противоречили, а в личных интересах правителей империи, часто случайных узурпаторов на троне, и окружающей их дворянской бюрократии. Крепостное рабство стало преступной взяткой, которой правительство покупало дворянскую поддержку и лояльность» (Б. Керженцев. Окаянное время. М. , 2013 г., с. 248).

Да, дворяне действительно ревностно блюли свою честь и строго соблюдали правила достойного поведения в своем кругу, но становились жестокими тиранами по отношению к своим крепостным крестьянам. Приведем некоторые примеры из жизни российского дворянства и их крепостных крестьян.

Известный генерал-лейтенант Лев Измайлов был потомственным дворянином из старинного дворянского рода, герой (читайте «Великая отечественная война: судьба отца (из рубрики "Советский Союз глазами очевидцев: семейная хроника")») нескольких войн, удостоенный многих военных наград. В отставке он был избран предводителем дворянства Рязанской губернии и на этой должности провел тринадцать лет.

  • Но одновременно он известен и своим жестоким обращением со своими крепостными крестьянами, которых нещадно порол за малейшую провинность. Безмерно любя собак, он спокойно менял своих крепостных на щенков, разбивая при этом их семьи, оставляя детей без родителей, а мужей без жен.

А однажды он проткнул вилкой руку своему камердинеру только за то, что тот посмел усомниться в том, а можно ли людей приравнивать к собакам? Изувер-дворянин имел и ярко выраженные педофильские наклонности. В многочисленное число его наложниц входили девушки не старше 16 лет, самым юным из которых едва исполнилось 12 лет. Когда к генералу приезжали гости, то двери гарема открывались и для них, причем, чем важнее был посетитель, тем моложе была его наложница.

Жестокость по отношению к крестьянам стали для помещиков Тамбовской губернии Кошкаровых скорее даже видом семейного развлечения. За недосоленный суп повар мог, например, получить сто ударов плетьми.

Другим крепостным еще более за меньшую провинность могли изуродовать лицо, поджечь волосы, а некоторых слуг и вовсе забивали до смерти. Не было никаких поблажек и детям крепостных, их также регулярно избивали и изувечивали. Следствие над помещиками Кошкаровыми началось после множества на них жалоб.

  • Но за подобные вещи, если они даже и были преданы огласке, помещиков судили редко и довольно мягко. И в случае с Кошкаровыми, несмотря на многочисленные жалобы крестьян и свидетельств доктора, подтвердившего, что их крепостные регулярно подвергались жестоким избиениям, этим помещикам-садистам, благодаря связям и деньгам, удалось уйти от ответственности. Уже в конце своей жизни помещик Кошкаров, руки которого были по локоть в крови замученных крестьян, построил во искупление церковь для отмаливания грехов.

Самым естественным правом владельцев крепостных были сексуальные утехи с крепостными девушками. Чуть не каждый знатный владелец крепостных душ считал долгом иметь собственный гарем из двух-трех десятков крепостных красавиц.

Особенно в этом отношении прославился помещик Виктор Страшинский из Киевской губернии. На его счету было свыше полтысячи изнасилованных им крестьянок.

Против Страшинского возбуждали четыре судебных дела, однако расследование тянулось беспрецедентно долго даже для крайне неспешного российского правосудия. От первых обвинений до приговора Страшинскому прошло без малого 25 лет.

  • А мера наказания, избранная императором Александром II, привела в изумление значительную часть русского общества, давно привыкшего к тому, что творили помещики над своими крестьянами. Страшинский за свои злодеяния, практически, так и не был осужден.

Одной из самых суровых мер правительства по отношению к преступлениям, совершенным господами над крестьянами, было взятие их имения под так называемую "опеку». Это означало лишь то, что их усадьба переходила под непосредственное управление назначенного для этой цели государственного чиновника.

Но помещик-насильник при этом сохранял право собственности на свое имение и своих крепостных и исправно получал от них свои доходы. Причем, по прошествие сравнительно небольшого времени, «высочайшим повелением» опека была отменена, и помещик вновь получил возможность совершать насилие над своими «подданными».

Почему даже у дворян с чувством чести и совести крепостные крестьяне были обездоленными?

Однако если даже не брать во внимание настоящих помещиков-садистов, которых по тем временам встречалось не так уж и мало, но даже у помещиков, наделенных человечностью и чувством совести, положение их крепостных было не слишком радостным.

  • Великий российский полководец Александр Суворов известен не только своими победами, но и проявлением постоянной заботы о простых солдатах, вместе с которыми он ел простую солдатскую кашу и разделял суровую жизнь во время военных походов. Но совсем по-другому он обращался со своими крепостными.

Так для увеличения количества новых крепостных душ однажды он выстроил холостых парней и незамужних девушек в две шеренги по росту и так же по росту заставил их встать парами. А после строем повел их венчаться в церковь, чтобы они скорее принесли приплод — новые крепостные души, т. е. будущих работников для барина. Так обычно поступают только со скотом, но по своему положению крепостные едва ли для барина-дворянина были выше скота.

Что касается наших великих писателей, то Н. В. Гоголь известен своим советом, данным им помещикам, как вести себя с крепостными крестьянами. Он утверждал, что первое, что должен сделать помещик, приехав к себе в деревню, это собрать мужиков и объяснить им "что такое ты и что такое они.

Что помещик ты над ними не потому, чтобы тебе так хотелось повелевать и быть помещиком, но потому что ты уже помещик, что ты родился помещиком" (Н. В. Гоголь. Русской помещик // Полное собрание сочинений. В 14 т. М. ; Л. , 1937–1952. Т. 8, с. 322).

С точки зрения Гоголя, ключевым моментом во взаимоотношениях барина и мужика становилась необходимость признания обеими сторонами принципа социального неравенства людей. Именно на этом должны строиться их отношения и их примирения друг с другом.

  • Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный
  • И рабство, падшее по манию царя,
  • И над отечеством свободы просвещенной
  • Взойдет ли наконец прекрасная заря?

Но получив от отца в подарок к свадьбе 200 крепостных душ, не только не даровал им свободу, хотя по разрешению Александра I это уже разрешалось дворянам, а заложил их, чтобы получить деньги на свадебные торжества. Но жестокими крепостниками ни Н. В. Гоголь, ни А. С. Пушкин не были.

Попытки смягчить крепостное право предпринял в начале XIX века Александр I. В 1803 году он подписал «Указ о вольных хлебопашцах», который разрешал помещикам добровольно отпускать крестьян на свободу с землей.

Но либерального императора постигло глубокое разочарование — дворяне не торопились расставаться с крепостными. Разные источники называют разные цифры освобожденных по тому указу, но не больше 46 тысяч душ крепостных. А тогда в России их было свыше 10 миллионов.

Русские писатели о горестной судьбе крестьян в дореволюционной России

  • И все-таки в первую очередь именно русские (читайте «Объединяющая народы ВОВ») писатели поднимали свой голос против бесправного положения российского народа. Тот же Гоголь, написавший повествование о несчастном мелком чиновнике Акакии Акакиевиче, задавленном своей бедностью, существенным образом повлиял на многих русских писателей России: «Мы все вышли из гоголевской «Шинели».

Жизнь обездоленного народа стала основной темой многих русских писателей. В своем очерке «После урожая» Г. И. Успенский отмечал: «Какая масса затруднений наваливается на крестьянскую женщину из-за одного только гроша, на который можно купить иголку, необходимую в семье постоянно! И оказывается, что бывают моменты, когда невозможно купить иголку, нет гроша, нужно идти в люди, просить, кланяться!».

Или вот как описывал И. А. Бунин жизнь крестьян в повести «Деревня»: «Господи Боже, что за край! — размышляет его герой (читайте «Великая отечественная война: отец — наводчик артиллерийского расчета (из рубрики Советский Союз глазами очевидцев: семейная хроника)») Тихон Ильич. — Чернозем на полтора аршина, да какой! А пяти лет не проходит без голода».

Обрисовывая в той же повести ужасающую антисанитарию деревенской жизни, Бунин писал, что зимой в деревне неизбежно начинались «повальные болезни: оспа, горячка, скарлатина». Другой писатель А. И. Куприн в повести «Молох» сравнил смертность рабочих Донбасса, вызванную тяжелыми условиями труда и авариями, с массовыми человеческими жертвоприношениями финикийским богам в древности.

  • Что касается рабочего класса, то его ряды пополнялись преимущественно за счёт тех же крестьян, выходцев из села, но которые, даже обосновавшись в городе, по своей сословной принадлежности по-прежнему считались крестьянами и жили не лучше их. В начале XX в. пролетариат составлял 10 % населения (13 млн наемных рабочих). Народившаяся сравнительно недавно российская буржуазия в большинстве своем создавала для своих рабочих невыносимые условия их существования.

Условия труда и жизни российских рабочих существенно отличались от условий, в каких работали западноевропейские рабочие (читайте «Послевоенный Советский Союз: ни дня без гордости») того времени. По закону, принятому 14 июня 1897 г., рабочий день российского рабочего составлял 11,5 часа.

Заработки (21-37 руб.) едва позволяли сводить концы с концами. Семьи многих рабочих жили впроголодь.

На предприятиях действовала высокая система штрафов, которые отнимали до 30 % заработной платы. Обычно рабочие (читайте «СССР — страна национального равенства») жили в построенных при фабриках казармах.

  • Они не имели политических прав, не могли создавать организации для защиты своих экономических интересов. До 1906 г. в стране не было профсоюзов. Участие в стачках каралось тюремным заключением от 2 до 8 месяцев. Рабочие на промышленных предприятиях не были, конечно, крепостными, да и крепостное право в России было уже отменено, но их жизнь мало чем отличалась по своей бедности от жизни крестьян в деревне.

Гибель интеллигенции