2018-11-14 17:04:58

Советские служащие

Советские служащие

Советский Союз глазами очевидцев в 30-е годы. Хроника трех поколений одной семьи.

Автор Ольга Таланцева

Читайте также статью про судьбу детей священника в Советском Союзе.

Мои родители – советские служащие

В СССР строилось общество, в котором социальные возможности людей были равными. Выравнивание социальных возможностей людей, независимо от их происхождения, приводило к социально однородному обществу, органичной частью которого стала и советская интеллигенция, отпавшая от «господской», т.е. привилегированной части населения, к которой она примыкала до революции. В Советском государстве она получила новый социальный статус – «служащий», служащий через свою профессиональную деятельность своему народу и государству.

Если обратиться к российской истории, то потребность в "служилых" людях у российского государства особенно возрастала в переломные моменты его истории. Именно тогда оно остро нуждалось в преданных, энергичных, талантливых людях, служащих своему отечеству не из корысти, а по совести. Часто, это были люди из самых низов – народа.

Таковыми были в петровскую эпоху "птенцы гнезда Петрова", как их назвал А. С. Пушкин в своей поэме "Полтава". Среди них были и родовитые бояре, и выходцы из простого народа, к которым относился, например, А. Д. Меншиков или прадед самого А. С. Пушкина – А. П. Ганнибал, "афрорусский" арап Петра Великого. Это были сподвижники Петра I – люди, наделенные природным умом, огромной энергией и отвагой, а главное, преданные, как и сам Петр, своему отечеству и желающие, как и русский государь, сделать Россию великой державой.

Именно в такого рода "служилых" людях нуждалось советское отечество в двадцатые, тридцатые и военные годы: в самый ответственный период советской истории, от которого зависело – быть или не быть советскому государству.

Идеал служения советскому народу и стране и стал определяющим для новой интеллигенции. Рабочие и крестьяне отдавали свой физический труд всему обществу. Интеллигенция народу и стране отдавала свои интеллектуальные задатки, свой научный и творческий дар, при этом не требуя за свою деятельность никаких особых материальных преференций, отличных от материальных доходов других социальных групп населения.

Да, в сущности, советская интеллигенция, выйдя в основной своей массе из народа, и оставалась составной частью народа, а потому в большинстве своем была лишена таких черт характера, как снобизм и себялюбие, свойственных большей части современной интеллигенции, постаравшейся забыть о том, что их деды и прадеды у большинства из них если не были крестьянами и рабочими, то были городскими мещанами, торговавшими в лавках, мелкими городскими ремесленниками, извозчиками или прислугой у господ.

О семье Константина Райкина

Семья Константина Райкина
Семья Константина Райкина

Так, к примеру, дед сегодняшнего режиссера московского театра "Сатирикон" Константина Райкина работал брокером (мелким маклером) в порту, а бабушка была простой домохозяйкой. И именно советская власть дала возможность его знаменитому отцу, Аркадию Райкину, стать артистом, возглавить Театр миниатюр и получить звание Народного артиста СССР. А вот сын Аркадия Райкина, Константин Райкин, которого та же советская, а потом и постсоветская власть довели до "степеней известных", любить свое государство ни в советском, ни в новом российском виде не желает: "У нас некрофильское государство, оно любит мертвых больше, чем живых. Потом их именами называем улицы, площади, станции метро, а до этого убиваем".

Здесь режиссер Константин Райкин не прав, хотя бы в отношении своего отца. Народного артиста СССР Аркадия Райкина хорошо знал любой советский человек и любил при его жизни. Это был Народный артист не только по своему вполне заслуженному званию, но и по всенародному признанию. Не забыли его и после смерти. Его имя навсегда осталось в анналах не только советского искусства, но и нового российского.

Да, случается и так, что "мертвых любят больше, чем живых". И не только в "некрофильском государстве", как называет Россию К. Райкин. Великий композитор И. С. Бах при жизни был совершенно неизвестен, его музыку открыли только в начале XIX века. И не только он. В этот круг попали Рембрандт, Ян Вермеер, Оскар Уайльд, Винсент Ван Гог и еще большое количество великих людей, получивших мировую славу уже после смерти, которая иногда приходила к ним через столетия. Но лично самому Константину Райкину это не грозит. Вряд ли его мертвым будут любить больше, чем живым. Отцовской славы у него нет при жизни, и вряд ли она настигнет его после смерти. Правда, нехватка его артистического и режиссерского таланта с лихвой искупается его "коммерческими талантами", которые в советские времена на сцене своего сатирического театра так талантливо высмеивал и бичевал его отец. Советское "служение народу и отечеству" у Константина Райкина, как у многих представителей новой постсоветской интеллигенции, очень быстро заменилось на "служение" самому себе и своего близкого окружения. Кстати, возникает вопрос, а говорили бы мы сейчас о режиссере и актере Константине Райкине, если слава и признание его отцу, Аркадию Райкину, пришла эдак лет через сто после его смерти? Не благодаря ли прижизненной артистической славе отца и его сын стал не только артистом, но режиссером московского театра?

А вот еще одна знаменательная фраза из знаменательной речи Константина Райкина: "Театр должен безжалостно уличать государство, а государство – ему за это платить".

Про академика И. П. Павлова

Академик И. П. Павлов
Академик И. П. Павлов

На заре Советской власти жил и работал в СССР ученый с мировым именем – И. П. Павлов, первый российский лауреат Нобелевской премии, который, как известно, и стал прототипом булгаковского профессора Филиппа Филипповича Преображенского. Академик Павлов во многом не был согласен с большевиками и был известен не только своими учеными трудами, но и резкой критикой в адрес Советской власти. Его, человека с известным ученым именем, настойчиво звали за границу, но он наотрез отказался покинуть Россию после революции. «Судьба академика Павлова, – пишет российский историк В. В. Эрлихман в книге "Академик Павлов: любимый антисоветчик Советской власти ", – яркий пример того, как можно более чем скептически относиться к любому политическому режиму своей страны, не исключая и большевистский, не стесняться публично оппонировать государственной идеологии, власти, лично главе Совнаркома и даже всесильному НКВД, – и при этом буквально до последнего вздоха собственным трудом делать страну и государство сильнее и лучше. И незадолго до смерти – снисходительно признать, что Советская власть делает то же самое, ну и пусть делает, так и быть". В 1925 году в СССР специально «под Павлова» был основан Институт физиологии АН СССР, который он возглавил. Под Ленинградом, в Колтушах, появилась биологическая станция – настоящий город науки – на которую правительство выделило большие деньги. Ежегодно там работали десятки советских и зарубежных физиологов – стажироваться у Павлова считалось почётным во всём научном мире». Академик Павлов, "любимый антисоветчик Советской власти", был настоящим русским интеллигентом, а если хотите, настоящим советским интеллигентом.

Если бы наша оппозиционная интеллигенция была столь же талантлива в своей профессиональной сфере, как академик И. П. Павлов, столь же требовательна к себе в своих делах и столь же порядочна в своих поступках, как Павлов, наверное, и к ее критике государства и власти люди относились более уважительно. А пока же она своей критикой в сторону "не того" государства и "не того" народа не столько служит Отечеству и собственному народу, сколько служит чужим государствам и народам, да и им служит отнюдь не бескорыстно, а получая "историческую валюту" – свои 30 сребреников.

Советская интеллигенция в 30-е годы

Российская интеллигенция в 30-е годы
Российская интеллигенция в 30-е годы

Но вернемся к советской интеллигенции. Известно, что далеко не вся интеллигенция, оставшаяся в Советской России, как и академик Павлов, становилась на сторону большевиков, но после окончания гражданской войны многие из ее представителей начали принимать самое деятельное участие в восстановлении страны, как в хозяйственном, так и в научном и культурном отношении. Как бы ни называлась в прошлом или настоящем русская земля – Русь, Россия, Советский Союз – другой Родины, как и академик Павлов, они иметь не хотели.
Та часть дореволюционной интеллигенции, которой совесть не позволяла забыть и смириться с той вопиющей обездоленностью крестьянства и рабочих в царской России, в первые же годы Советской власти пошла служить этой новой власти. В их число вошел ряд видных русских ученых, представителей культуры и искусства, учителей, врачей, инженеров, чья деятельность начиналась в дореволюционной России.

На службу к Советской власти перешли такие уже известные ученые как К. А. Тимирязев, К. Э. Циолковский, Н. Е. Жуковский, И. П. Павлов, И. В. Мичурин, И. М. Губкин, Н. Е. Жуковский, А. Н. Бах, В. М. Бехтерев, Н. И. Вавилов, В. И. Вернадский, В. П. Ветчинкин, В. Р. Вильямс, Н. Д. Зелинский, С. В. Лебедев, В. М. Севергин, С. А. Чаплыгин, Д. В. Скобельцин, Д. Д. Иваненко, А. Ф. Иоффе, Н. Н. Семенов, Ф. А. Цандер и и многие другие. При жизни этих людей награждали высшими званиями и наградами Советского Союза, после их смерти благодарное советское государство ставило им памятники и их именем называло улицы и площади городов.

В ряду деятелей культуры в Советской стране остались такие известные писатели и деятели искусства как А. А. Блок, В. А. Брюсов, А. С. Серафимович, К. С. Станиславский, В. И. Немирович-Данченко, Е. Б. Вахтангов, В. И. Качалов, А. К. Тарасова, И. С. Козловский, С. Я. Лемешев, Л. В. Собинов, М. Д. Михайлов, А. В. Нежданова, М. П. Максакова, Н. А. Обухова, В. Р. Петров, К. М. Рейзен, И. Е. Репин, А. А. Рылов, К. Ф. Юон, П. В. Кузнецов, М. С. Сарьян, П. П. Кончаловский, И. И. Машков, А. В. Лентулов и др.

В 1928 г. вышла первая часть гениальной эпопеи М. А. Шолохова «Тихий Дон».

Эти великие деятели науки и искусства, как бы ни было тяжело жить в первые годы советской власти, не покинули Россию и продолжали осуществлять свою научную и творческую деятельность, продолжали работать над научными проблемами, создавать уже новые советские научные школы и подготавливать новых советских ученых, а деятели искусства возглавляли и выступали на сценах уже советских театров.

Немалая заслуга старой дореволюционной интеллигенции и их новых, уже советских учеников, заключалась и в том, что после Октябрьской революции именно они в труднейших условиях войны, голода и разрухи не только сберегли художественные ценности старой России, но и организовали их научное изучение и реставрацию икон, ценность которых была открыта миру. Наркомпросом с участием старой и обучаемой ими новой интеллигенции была проведена колоссальная работа в области охраны музеев, дворцов, парков, памятников старины, сохранения библиотек, музыкальных инструментов, музыкальных коллективов, театральных традиций и т. д. Впервые они стали достоянием и сделались доступными для всего народа. (Опять хочется вспомнить о том, что в 90-е годы уже несоветской власти происходил обратный процесс, а именно, разграбление музеев, исторических архивов и массовый вывоз за рубеж всего того, что можно было вывезти и продать за границей).

И, конечно, велика роль старой дореволюционной учительской интеллигенции, сохранившей во многом в новой советской школе традиции старой русской гимназии с ее получением учащимися всестороннего образования – гуманитарного и естественно-математического. Они же воспитали целое поколение новых советских учителей, передав им свою культуру, стремление к образованности и широте знаний по своему предмету, а главное, любовь к своей профессии и своим ученикам. К сожалению, эта преемственность, как уже отмечалось, стала разрываться примерно с 70-х – 80-х гг., когда профессия учителя перестала быть престижной, и в педагогические вузы пошел не лучший контингент студентов, в основном те, кто не мог поступить в другие вузы.

Советская наука

Наука в Советском Союзе
Наука в Советском Союзе

Что касается науки, здесь тоже существовала преемственность со старой дореволюционной школой.

Мой отец, крестьянский паренек, любивший и очень способный к математике, в начале 30-х годов стал студентом инженерного факультета знаменитого еще с царских времен московского технического вуза – Высшего технического училища имени Н. Э Баумана. До революции этот вуз был известен тем, что его профессорами и преподавателями были такие выдающиеся русские ученые как Д. И. Менделеев, Н.Е. Жуковский, П.Л. Чебышев, С.А. Чаплыгин и др. «Драгоценнейшей родовой чертой училища», – как об этом написано в истории вуза, – был дух практической целесообразности, развития инженерной интуиции, изобретательности на основе виртуозного глубокого применения научных знаний".

В советское время этот вуз продолжал выпускать инженеров. В 1938 году перед войной здесь открываются новые оборонные факультеты: танковый, артиллерийский и боеприпасов, сыгравшие огромную роль в создании и усовершенствовании вооружения Советской армии. В 1948 году к ним добавляется факультет ракетной техники.
Из этого вуза вышли такие знаменитости как С. П. Королев, конструктор, главный организатор производства ракетно-космической техники; авиаконструктор А. Н. Туполев; Н. А. Пилюгин, конструктор в области систем автономного управления ракетными и ракетно-космическими комплексами; В. П. Бармин, конструктор реактивных пусковых установок, ракетно-космических и боевых стартовых комплексов; конструкторы самолетов – С. А. Лавочкин, П. О. Сухой и В. М. Мясищев; конструктор атомных реакторов Н. А. Доллежаль; разработчик и конструктор первых советских ЭВМ С. А.Лебедев и др. Среди его выпускников в дальнейшем были и советские космонавты.

Мой отец хотел после окончания вуза заниматься теоретической математикой. Но этим планам помешала война. Свои математические знания, полученные в МВТУ имени Н. Э. Баумана, он применил, став наводчиком артиллерийского расчета, где для наиболее точного попадания снаряда действительно нужен был точный математический расчет, а для этого нужны хорошие математические знания.

Советский Союз глазами очевидцев: про ликвидацию неграмотности

Комментарии 0
Логин и пароль
Запомните логин и пароль для последующего входа