2018-12-14 03:40:30

Полонизация: как из белорусов делали поляков

Полонизация: как из белорусов делали поляков

В марте 1921 года после завершения советско-польской войны Рижский мирный договор оставил под Польшей половину территорий современной Беларуси. Польские власти взяли курс на полонизацию и ассимиляцию восточных территорий, на западе Беларуси появились польские осадники, которые вели себя как завоеватели и "высшая раса". Так поляки еще за 20 лет до Гитлера начали нести "свет европейской цивилизации" на Восток.

Автор Алена Монахова

Ранее мы рассказывали про пограничную зону после Чернобыльской катастрофы.

Католиков - в поляки, православных - под контроль

Во время всеобщей переписи населения в Польше в 1921 году большое количество «полешуков» не смогло определить свою национальность. Через 10 лет, в 1931, во время очередной переписи почти 707 тысяч жителей Полесского воеводства своим языком назвали «здешний».

Такая ситуация была на пользу Варшаве. В одном из своих выступлений в октябре 1923 года президент Гродно Станислав Войцеховский отмечал, что «роль Польши и поляков заключается в продвижении на Восток света европейской цивилизации». Главное бремя ассимиляционной политики пришлось на славянские меньшинства - белорусов и украинцев. Что касается евреев, то польское правительство стимулировало эмиграцию этой группы населения с территории Польши в другие страны. Польский национализм вообще не многим отличался от германского национал-социализма и включал в себя разновидность "расовой теории".

В варшавских официальных кругах понимали, что, даже учитывая слабость национального сознания среди населения северо-восточных воеводств, в ближайшей перспективе не удастся полностью ликвидировать национальную идентичность белорусов на «кресах». Об этом в своих работах писали не только официальные чиновники (например, сотрудник польского МИД Мирослав Артишевский), но и ученые.

Польский плакат, рекламирующий отдых в Полесье
Польский плакат, рекламирующий отдых в Полесье

В изданной в 1924 г. работе «Национальные дела на краю восточном» Константин Скараковски обвинял польские власти в том, что, «проводя жесткую ассимиляционную политику, Варшава ничего не делает для улучшения экономического положения национальных меньшинств, проживающих на востоке страны». Исследователь отмечал, что было бы неправильным утверждать, что белорусский народ не имел чувства своей национальной общности. Наоборот, повсюду среди белорусов можно было увидеть высокий уровень религиозных и социально-классовых знаний.

Полешуки
Полешуки

Вместе с тем, большинство тогдашних польских исследователей и публицистов отмечало опасность радикализации белорусского национального движения и обозначало необходимость сохранения контроля над процессом национальной эмансипации белорусов. Католиков польская вертикаль повсеместно засчитывала поляками, а вот православных белорусов нужно было направить в желательном для Варшавы направлении.

При этом руководство II Речи Посполитой понимало необходимость недопущения белорусизации неформальной столицы Западной Беларуси Вильнюса. В свою очередь, деятельность белорусских деятелей Виленщины, а также белорусских депутатов Сейма, должна была находиться под тотальным контролем. Последних Варшава обвиняла в использовании проблем в польской экономике для получения политических дивидендов и антигосударственной пропаганде.

Школа как средство полонизации

Полесский воевода Станислав Довнарович в середине 1920-х годов отстаивал идею создания из Полесья особой приграничной территории, которая отделит украинский этнос от белорусов. По мнению чиновника, «белорусскими» были Виленское и Новогрудское воеводства, но в Полесском воеводстве доминировали «здешние», которых не возможно было отнести к какому-либо народу, поэтому польские власти должны были использовать эту ситуацию в свою пользу, а именно завершить полонизацию этих людей.

Значительную роль в процессе воспитания лояльных польских граждан играла польская школа. С момента окончания войны с советской Россией правящие круги Второй Речи Посполитой сделали акцент на развитие школ в восточных воеводствах. Главной задачей этих учреждений было воспитание в белорусских, еврейских, украинских детях польского национального сознания.

Девушки из Кобринского повета
Девушки из Кобринского повета

Вместе с тем, в конце 1920-х годов циркуляром Министра вероисповеданий и образования учителям предписывалось знать язык местного населения и пользоваться им в разговоре с детьми. К сожалению, с течением времени полонизационные процессы окончательно уничтожили региональные особенности в польской школе, а учителя или сотрудники лесной охраны, которые пользовались на работе местными диалектами, чаще всего увольнялись с работы.

К тому же следует подчеркнуть, что детей непольского происхождения ограничивали в возможности получения дальнейшего образования. Мол, четыре класса начальной школы хватит, чтобы работать в поле. Ответом на это было бегство западных белорусов в БССР. Там молодые полешуки искали не только лучшей доли, но и надеялись получить образование, которое не давала им барская власть.

К примеру, по материалам командования корпусного округа с июня 1937 по август 1938 года убежать в БССР пыталось 438 жителей Полесского воеводства, из которых 150 были задержаны, а 24 вернулись домой. Большинство тех, кто все же сумел пересечь польско-советскую границу, благополучно получили образование после обычной проверки в специальных комиссиях.

Армия готовит граждан II Речи Посполитой

В воспитании польских граждан из жителей Западной Беларуси важную роль играли и военные организации. Здесь следует выделить Корпус охраны пограничья (КОП), в задачи которого входил не только контроль за пограничной дистанцией, но и проведение различных культурно-воспитательных мероприятий для местного населения. К пограничникам присоединялись и сотрудники государственной полиции, которые с помощью своих структур (например, общества «Полицейская семья») пытались организовывать культурно-массовые мероприятия в восточных воеводствах. Важную роль играли и другие организации ( «Союз польского братства», «Стрелецкий союз» и другие).

Солдаты КОП на Полесье
Солдаты КОП на Полесье

Одну из главных ролей в подготовке из белорусов "достойных граждан" II Речи Посполитой играла армия. Во многих штабных отчетах сохранились воспоминания о необходимости идеологической работы среди белорусов.

Наконец, важную роль играло польское военное осадничество, которое было одним из главных центров польскости среди общества северо-восточных воеводств. Кстати, вопрос увеличения количества этнических поляков на восточных окраинах особенно актуальным стал во второй половине 1930-х годов. В 1936 году командующий IX корпусным округом бригадный генерал Чеслав Ярнушкевич отмечал, что в Новогрудском, Барановичском и Слонимском уездах наблюдается «опасная экспансия непольских этнических элементов». Это, по мнению генерала, могло привести к обострению ситуации в случае войны с СССР.

В 1938 году, после присоединения Тешинской Силезии к Польше, среди жителей Полесского воеводства начали ходить слухи, что скоро Советский Союз присоединит к себе Полесье. Поэтому накануне нападения Германии на Польшу лишь некоторые жители Западной Беларуси продемонстрировали "патриотический настрой" в отношении польского государства. Примером такого настроя было, например, то, что когда в некоторых местностях Пинского уезда мобилизационные карты получили только резервисты католического вероисповедания, некоторое количество православных белорусов высказались, чтобы в Войско Польское призвали не только «поляков», но и их, так как они тоже хотят защищать свое "Отечество".

Улучшить экономическое положение в «крэсах»

После майского переворота 1926 года всю власть в Польше вновь сконцентрировал в своих руках Юзеф Пилсудский. Многие из представителей нацменьшинств надеялся на возвращение к федеративной концепции «начальника государства», однако эти надежды не оправдались. В глазах санационных властей белорусы были национальным элементом, через который восточный сосед продвигает в Польшу коммунистические идеи. И это был действительно правдой.

Поэтому Варшава даже не раздумывала о возможности введения некой автономии в Западной Беларуси, однако направила внимание на улучшение экономического положения в этом регионе. Прежде всего, планировалось организовать сбыт сельскохозяйственных продуктов и стимулировать развитие частных сельских хозяйств. Однако мировой экономический кризис начала 1930-х годов очень больно ударил по экономике Польши и оказал негативное влияние на жизнь в том числе и западных воеводств.

Крестьяне из Вильнюса в Королевском замке в Варшаве, 1934 г.
Крестьяне из Вильнюса в Королевском замке в Варшаве, 1934 г.

С помощью газет польские власти пытались убедить, что за рубежом, в СССР, еще хуже, но западные белорусы воспринимали это как обычную «барскую» пропаганду. Они знали, что в БССР крестьяне и рабочие живут лучше. Кроме периодических изданий, польская администрация делала ставку на использование радио в качестве средства сохранения населения Западной Беларуси под своим влиянием. В 1938 году состоялась закрытая конференция с участием командования корпусного округа IX, руководство Полесского воеводства, представителей образовательных учреждений, на которой обсуждались перспективы развития новой радиостанции в Барановичах.

Однако без польского национализма не обошлось и здесь. Чиновники выступили за то, чтобы в передачах использовался только польский язык, потому что, якобы, «здешний язык непонятен для белорусов в Новогрудчине, а белорусский, наоборот, вызывает проблемы с пониманием у полешуков». Такое решение было направлено на постепенную полонизацию населения западных воеводств II Речи Посполитой.

Полонизация против украинизации

Результаты переписи населения 1931 года на Полесье позволили польской администрации (воеводой в то время был Вацлав Костек-Бернадский) разделить Полесское воеводство на участки, которые населяли белорусы и «здешние». Последние в восприятии Варшавы были той массой, которую постепенно можно было бы ассимилировать и превратить в «честных польских граждан». Вместе с этим, администрация воеводства была очень обеспокоена «экспансией украинского национализма в белорусском Полесье».

Следует понимать, что это происходило благодаря попустительству самих поляков. В начале 1920-х годов они позволили начать добродушную «украинизацию левого берега Припяти», связанную с распространением украинского языка в местных школах, в том числе в Столинском и Лунинецком уездах.

Дети с Полесья в Кракове, 1930-е годы
Дети с Полесья в Кракове, 1930-е годы

Постепенно украинские влияния распространялись и на другие стороны жизни. Например, в 1925 году в Кобрине был открыт Украинский акционерный банк. Через некоторое время, по инициативе украинской общественно-образовательной организации «Прасвита», украинский банк появился в Бресте.

На территории Белорусского Полесья стали развиваться украинские кооперативы, которые помимо экономических дел занимались и общественно-культурной проблематикой. Постепенно на эти организации начали оказывать влияние украинские националистические движения, что вызвало репрессии со стороны польских властей. С осторожностью Варшава смотрела и на распространение греко-католической церкви в Западной Беларуси. В деятельности униатов поляки видели опасный инструмент украинизации населения Полесья. Апогеем борьбы поляков с украинским влиянием в Западной Беларуси была ликвидация, по решению полесского воеводы в 1938 году, представительства общества «Прасвита» в Бресте.

Обманчивое успокоение

В 1935 году при Совете Министров II Речи Посполитой был создан Комитет по национальным делам, который, однако, не уделял большого внимания «белорусскому вопросу». В том же году в Министерстве внутренних дел был подготовлен отчет, в котором указывалось, что необходимости выработки специальной стратегии для сближения северо-восточных воеводств с государством не существовало. Варшава надеялась на местную администрацию и процессы ассимиляции и полонизации, происходившие в этом регионе. Мол, два, три поколения - и из «здешних» будут воспитаны настоящие поляки.

В конце 1930-х годов польское правительство перестраховалось и отказалось от распространения деятельности Общества осадной шляхты в северо-восточных воеводствах, чтобы дополнительно не подчеркивать раздел в восточном регионе на поляков-шляхту и белорусов-крестьян.

Знак за участие в переписи 1931 года
Знак за участие в переписи 1931 года

Однако проблем все равно хватало. Выходцев из Западной Беларуси старались не допускать к должностям в местной вертикали. Объяснялось это тем, что «среди белорусского этноса» были очень распространены коммунистические идеи. В Полесском воеводстве происходила полонизация православной церкви. При поддержке архиепископа Пинска-Полесского Александра воевода Вацлав Костек-Бернадский ввел запрет на использование других языков, кроме польского, в церковных богослужениях, а в метрических книгах приказывал записывать людей на польский манер.

***

Из-за курса на ассимиляцию и полонизацию населения северо-восточных воеводств поляки в осознании обычных белорусов оставались «расой господ». Ситуацию усугубляли не только преступлениия Варшавы, но и реальность жизни БССР, которая заставляла белорусов твердо верить, что в Советском Союзе для белорусов создан если не рай, то общество равных возможностей. Так оно и было, поэтому в сентябре 1939 года всё стало на свои места. Освобождение для западных белорусов обернулось новыми великими возможностями в новой большой Родине СССР, а польские националисты, уже в послевоенное время, были вынуждены пересмотреть свое отношение к бывшим "восточным территориям" под чутким руководством Сталина в составе Совета экономической взаимопомощи.

Глобальные проблемы Беларуси и отношения с Россией

Комментарии 0
Логин и пароль
Запомните логин и пароль для последующего входа