2018-12-14 04:21:51

Великая отечественная война: отец – наводчик артиллерийского расчета (из рубрики Советский Союз глазами очевидцев: семейная хроника)

Великая отечественная война: отец – наводчик артиллерийского расчета (из рубрики Советский Союз глазами очевидцев: семейная хроника)

О моем отце, артиллеристе-наводчике, который прошел войну от начала и до конца, о том, почему немцы так боялись советскую артиллерию и называли "Катюшу" "шталин орган" и о "русском достоинстве и гордости" (М. Шолохов) советского солдата на войне.

Автор Ольга Таланцева

Рекомендуем вам ознакомиться с первой частью цикла Великая отечественная война: судьба отца.

Математика – царица наук, артиллерия – бог войны

Судьба отца, попавшего в окружение, а затем, пусть и короткое время, работавшего на врага, возможно, могла иметь печальный исход. Война есть война. Но его выручила его военная специальность. Он был вторым номером артиллерийского расчета – артиллеристом-наводчиком, причем, хорошо обученным за два года службы в армии. Таких специалистов в начале войны не хватало. После боя артиллерийские орудия могли оставаться неповрежденными, а бойцы из расчета погибали. Кроме того, отец недолго оставался у врага и бежал при первой возможности. Папу после проверки направили в воинскую часть наводчиком артиллерийского расчета. Его высшее образование, инженер по точным приборам, и папины математические способности позволяли ему быстро производить математические расчеты и достаточно точно, насколько это было возможно, наводить снаряды на цель. Отца в его воинской части за это уважали и ценили.

Со своим орудием отец прошел всю войну, закончив ее бойцом 2-го Белорусского фронта под командованием маршала К. К. Рокоссовского. Победу он встретил в той же самой Польше, откуда он когда-то бежал.

Я уже писала о том, что после немецкого плена, по его словам, он перестал бояться смерти. Вернее, он перестал бояться собственной смерти. Потому что уже не с чужих слов знал о том, что будет с его близкими: молодой женой, маленькой дочкой, пожилыми родителями, двумя младшими братьями и сестренкой, если немцы доберутся до порога их дома. Ему уже было хорошо известно, как ведут себя немцы с населением на оккупированных территориях Советского Союза. А потому моего отца не надо было агитировать воевать и хорошо воевать. И заградотряды ему были не нужны.

"Тяжелыми шагами пойдем... Такими тяжелыми, что у немца под ногами земля затрясется!" (М. А. Шолохов. Они сражались за Родину).

Советские артиллеристы в бою, дорогами войны: по осенней распутице
Советские артиллеристы в бою, дорогами войны: по осенней распутице

Я не знаю, в каких сражениях участвовал мой отец. Фронтовики, живыми вернувшиеся с войны и приученные с фронта не выдавать военные секреты, мало распространялись о том, на каких фронтах они воевали. Об этом они стали рассказывать публично спустя много лет, когда стали ветеранами. Мой отец после войны умер довольно рано, поэтому о нем как фронтовике моя семья знает немного. Знаем, как я уже сообщала, что в последние годы войны он воевал в армии К. К. Рокоссовского и был наводчиком-артиллеристом в звании сержанта. Героем себя не считал – для него герои были те, кто погибал на его глазах. Он, по его словам, просто совершал расчеты и наводил свою пушку на вражеские объекты и старался делать это как можно точнее. Он был просто солдатом, "что год за годом кряду войну исполнил до конца", как напишет о своем герое, советском солдате, А. Т. Твардовский в своей поэме "Дом у дороги".

Я уже потом из книг узнала, что в действительности от наводчика в артиллерии зависело многое. Профессиональными качествами наводчика являются умение быстро производить математические расчеты и точно наводить снаряды на цель. Для полного понимания особенностей полета снаряда и его попадания в цель надо было разбираться в таких науках, как баллистика, механика, тригонометрия, а для этого надо знать высшую математику. У папы все эти знания были. Именно с помощью этих знаний отец с достаточно большой степенью точности мог рассчитать направление стрельбы и дальности снаряда до цели. Кроме того, в армии он еще до войны успел получить практические знания по своей военной специальности. Поэтому мой отец не мог быть плохим солдатом.

"Математика – царица наук…", говорил когда-то великий немецкий математик Карл Фридрих Гаусс. "Артиллерия – бог войны", – говорили на фронте. На войне мой отец – второй номер артиллерийского расчета – соединял и то, и другое, когда его пушка стреляла по врагу.

Почему немцы так боялись советскую артиллерию?

А теперь немного о самой артиллерии, которая во Второй мировой войне по-прежнему оставалась основным видом вооружения как в СССР, так и в немецкой армии. Как известно, в начале войны артиллерия Красной Армии понесла огромные потери, но тем не менее вышла из войны сильнейшей в мире. И это не расхожий пропагандистский штамп. К маю 1945 г. мощь нашей артиллерии превосходила артиллерию армий США, Англии, Франции и Японии, вместе взятых. Советская артиллерия начала войну, имея 19,9 тысяч минометов, 47,8 тысяч орудий и 8,6 тысяч зенитных орудий, а закончила с 118,6 тысячами минометов, 91,6 тысячами орудий, 31 тысячами зенитных орудий, а также с 6 тысячами пусковых установок реактивной артиллерии. "Поставки артиллерийского вооружения, осуществляемые США и Великобританией в 1941–1945 гг., – сообщают военные историки, – практически не сыграли сколько-нибудь заметной роли в разгроме Германии. Они были невелики по объему, и большая часть их пришлась на заключительные месяцы войны, то есть значительная часть артсистем просто не успела попасть на фронт (данные об артиллерийском вооружении Советской Армии в годы войны взяты из книги А. Широкорада "Артиллерия в Великой Отечественной войне", М., 2010).

Над созданием новых образцов и значительным усовершенствованием старого артиллерийского вооружения во время войны работала целая плеяда талантливых конструкторов, создававших новые, совершенные образцы артиллерийского вооружения. На военных заводах постоянно улучшалось качество военной артиллерийской продукции. Увеличились калибры орудий танковой и противотанковой артиллерии, значительно возросли начальные скорости выбрасывания снарядов и максимальная дальность их полета. В несколько раз повысилась бронепробивная способность артиллерийских снарядов. Намного была увеличена маневренность артиллерийских систем. Новые усовершенствования в технологии производства вооружения для Советской Армии резко сократили сроки их изготовления, в результате чего значительно увеличился и выпуск продукции артиллерийских заводов.

За период войны в СССР советские артиллеристы получили такие тяжелые орудия, как 152-миллиметровая гаубица-пушка и 122-миллиметровая пушка. Появилась и реактивная артиллерия, очень мощная и подвижная, ставшая грозой для немцев. Одним из символов Великой отечественной войны стала советская "Катюша", давшая начало такому виду артиллерии как РСЗО – мобильные реактивные системы залпового огня. "Свое боевое крещение "Катюша" прошла уже в июле 1941 года под Оршей, – пишет А. Широкорад в своей книге "Артиллерия в Великой Отечественной войне" (М., 2010). – Десятисекундный залп батареи из 7 машин произвел на немцев неизгладимое впечатление. 132-мм реактивные снаряды для наземной установки могли преодолеть расстояние в 8,4 км".

76-мм дивизионная пушка ЗиС-3, «Катюши» – полевая реактивная артиллерия БМ-13
76-мм дивизионная пушка ЗиС-3, «Катюши» – полевая реактивная артиллерия БМ-13

  • Артиллеристы, точней прицел!
  • Наводчик зорок, разведчик смел
  • Врагу мы скажем: "Нашей Родины не тронь!,
  • А то откроем сокрушительный огонь!"
  • Песня военных лет об артиллеристах

На всей протяжении войны артиллерия Советской Армии постоянно усовершенствовалась, став по-настоящему грозной силой, сыгравшей значительную роль в Победе Советского Союза над гитлеровской Германией и ее союзниками. Немцы ее боялись. Вот как об этом пишет в своих воспоминаниях ефрейтор Вермахта Г. Клаусман, воевавший на Восточном фронте: "Все русские атаки шли под мощным артиллерийским огнём. Русские очень умело маневрировали огнём, умели его мастерски сосредоточивать. Отлично маскировали артиллерию. Танкисты часто жаловались, что русскую пушку увидишь только тогда, когда она уже по тебе выстрелила. Вообще, надо было раз побывать под русским артобстрелом, чтобы понять, что такое русская артиллерия. Конечно, очень мощным оружием был «шталин орган» – реактивные установки. Особенно, когда русские использовали снаряды с зажигательной смесью. Они выжигали до пепла целые гектары" (Г. Клаусман. Великая отечественная война. Как это было // https://phys.msu.ru).

"Шталин орган" – буквально: "орган Сталина", от нем. Stalin и Orgel. Так немцы называли многоствольную батарею "Катюша". Она действительно своим внешним сходством напоминала трубы органа. Так ее еще называли из-за ее звука, возникающего при пуске реактивных снарядов.

А вот еще материал о советской артиллерии во время войны, взятый из архивных военных документов, опубликованный к 75-летию битвы на Курской дуге Минобороны РФ: "Огромный вклад в победу внесли советские артиллеристы. Сражение продолжалось с 5 июля по 23 августа и завершилось освобождением востока Украины. На Курской дуге оккупанты потеряли свыше 500 тыс. человек, более 3,7 тыс. самолётов, 3 тыс. артиллерийских орудий и 1,5 тыс. танков и самоходных гаубиц"(https://russian.rt.com).

Вся недолгая жизнь отца уместилась в трех фронтовых песнях

Мой отец, как и другие солдаты на войне, прошел через многое. Он побывал в окружении, плену, совершил побег из плена, пробирался к своим по оккупированной немцами территориям, а затем прошел со всеми другими бойцами через все тяжести войны, встретив день Победы в Польше. Но для моего отца война вместе с Победой не закончилась. По рассказам моей мамы, там, в Польше, у отца появились мысли о том, а не остаться ли в Польше после войны? Папа боялся, что его, побывавшего в плену, пусть и недолго, на родине могли ожидать лагеря. Но на чужбине, как потом рассказывала мама, на него накатила такая тоска, что он, махнув на все рукой, решил вернуться. Отец шесть лет не был на родине. Два года он служил в Советской Армии, а потом сразу началась война. Шесть лет он не видел любимую жену, малолетнюю дочку, отца, мать, двух младших братьев и младшую сестренку.

Но после возвращения с фронта к себе на родину отца никто не преследовал. Когда он после фронта встретился со своей семьей, его дочке, моей старшей сестре, было около шести лет. Своего отца она практически увидела в первый раз. Увидела поседевшего человека (а отцу в это время было чуть больше 30 лет), который ей был совсем незнаком. Отец, оставивший дома грудного ребенка, также увидел перед собой незнакомую девочку.

Сегодня в исторических книгах описываются те подвиги, которые совершали фронтовики в годы Великой отечественной войны. Но сами фронтовики, те, кто вернулся с войны, себя героями не считали. Они были просто счастливы от того, что вернулись живыми. Потому что много было тех, кто с войны так и не вернулся. А среди вернувшихся немало было тех, кто на войне оставил руку, ногу, а иногда и то, и другое. На их фоне хвастаться военными подвигами, видимо, не хотелось. Да и тогда бывших фронтовиков еще не выделяли. На войне побывали почти все мужчины призывного возраста. Традиция чествовать тех, кто воевал, придет позднее, когда их с каждым годом в живых оставалось все меньше и меньше. Кто-то из них раньше положенного срока умирал от фронтовых ран, кто-то просто по возрасту.

Мой отец, как и многие артиллеристы, вернулся домой с контузией головы. От этой контузии у него были частые головные боли, периодически возникали кровотечения из носа и ушей, он хуже стал слышать и не выносил громких звуков.

О войне, как я уже писала, он говорить не любил. С одной стороны, из-за фронтовой выучки: чем меньше говоришь о фронтовых делах, тем меньше поставляешь информации противнику. А с другой стороны, не хотел о ней вспоминать, ворошить в себе старую боль.

Мне было всего семь лет, когда умер мой отец. Потом нам о нем рассказывала мама, но и ее сведения о папе на фронте были скупыми. Мы даже толком не знали, на каких фронтах он воевал, в каких сражениях он участвовал. Знаем только, что он со своей пушкой, которую перевозил тягач с одной огневой позиции на другую, дошел с ней до Польши. Там для отца и закончилась война.

Рассказывая о своем отце, я не сказала о том, что папа еще с юности научился играть на баяне и хорошо петь. Этому его специально никто не учил, но он имел хороший музыкальный слух от природы и хороший голос. Когда отец попал в артиллерийскую часть и там узнали, что он играет на баяне, ему где-то раздобыли баян, который потом пропутешествовал с ним до конца войны на тягаче вместе с папиной пушкой. В минуту отдыха папа играл на баяне и пел для своих однополчан.
С фронта отец привез много военных песен, которые пел уже для нас.

Когда мы с братом подросли, эти песни стали петь мы для отца под аккомпанемент его баяна. Папе наше пение почему-то нравилось. Сам он уже сильно болел и больше не пел. У моего брата тогда был красивый мальчишеский дискант, я подпевала ему тоненьким детским девичьим голоском. Брату шел восьмой год, мне – шестой. Папины военные песни я хорошо помню до сих пор.

Любимой песней отца, с нее мы с братом, как правило, начинали свой певческий дуэт, была песня о Москве. Мой отец ее особенно любил, потому что в Москве прошли его студенческие годы. Это было для него счастливое время. А еще там пелось об окопах, землянках, разлуке – о том, что ему принесла война. Для отца песня о Москве стала его собственной биографией.

  • Я по свету немало хаживал,
  • Жил в землянке, в окопах, в тайге,
  • Похоронен был дважды заживо,
  • Знал разлуку, любил в тоске…
  • Но всегда я привык гордиться
  • И везде повторял я слова:
  • "Дорогая моя столица,
  • Золотая моя Москва!"

Второй любимой песней отца, которая особенно нравилась нам с братом, была песня на слова М. Исаковского "Летят перелетные птицы". Нам, детям, она нравилась потому, что она была маршеобразной, и мы ее от начала до самого конца пели с таким задором, что наши детские голоса просто звенели.

  • Летят перелетные птицы в осенней дали голубой,
  • Летят они в жаркие страны, а я остаюся с тобой.
  • А я остаюся с тобою, родная навеки страна!
  • Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна.
  • /…/Летят перелетные птицы ушедшее лето искать,
  • Летят они в жаркие страны, а я не хочу улетать.
  • А я остаюся с тобою, родная моя сторона,
  • Не нужно мне солнце чужое, чужая земля не нужна!

Эта песня также много значила для отца. Там, в Польше, он должен был сделать очень нелегкий выбор – остаться на чужбине или возвратиться домой, к семье, жене, родителям, но после этого, возможно, попасть в лагеря. Папа вернулся домой.

Другой любимой песней отца была фронтовая песня "В землянке". Но ее уже мы пели вместе с мамой.

  • Бьётся в тесной печурке огонь,
  • На поленьях смола, как слеза.
  • И поёт мне в землянке гармонь
  • Про улыбку твою и глаза /.../
  • Ты сейчас далеко-далеко,
  • Ты сейчас далеко-далеко,
  • Между нами снега и снега.
  • До тебя мне дойти нелегко,
  • А до смерти – четыре шага.
  • Пой, гармоника, вьюге назло,
  • Заплутавшее счастье зови.
  • Мне в холодной землянке тепло
  • От твоей негасимой любви.

Вот в этих фронтовых песнях, собственно, и уместилась вся папина короткая жизнь.

«Судьба человека» М. Шолохова и что такое «русское достоинство и гордость»

М. А. Шолохов написал хорошо известный всем рассказ-притчу под обобщающим названием "Судьба человека". В небольшом по объему произведении талантливый писатель, повествуя об отдельном человеке, по сути, отразил драматизм и трагизм судеб многих людей, прошедших, как и Андрей Соколов, через эту страшную войну.

А. И. Солженицын назвал сюжет рассказа М. Шолохова "Судьба человека" надуманным и примитивным. Но как раз судьба моего отца, реального человека, в чем-то очень схожа с судьбой шолоховского персонажа – простого солдата Андрея Соколова. У папы до войны, как и у Андрея Соколова, была счастливая жизнь. Он получил хорошее образование в одном из лучших московских вузов, женился на любимой женщине, появился первый ребенок. И, казалось бы, жить да жить так и дальше. Но все нарушила война. Так же, как через жизнь шолоховского героя, через жизнь моего отца и многих людей военного времени прошлась война. Папа из-за войны не смог осуществить свою мечту – стать ученым-математиком, не смог из-за болезни и ранней смерти вырастить и поднять на ноги своих детей. Но, как и шолоховский герой, мой отец смог исполнить свой главный мужской долг – встать на защиту Родины, своей семьи и своих соотечественников.

Из рассказа-притчи Шолохова "Судьба человека" чаще всего вспоминают сцену, когда немецкий офицер предлагает герою выпить перед смертью. Водку солдат выпил, от закуски, полуживой от голода, "русс Иван" отказался. "Захотелось мне им, проклятым, показать, что хотя я и с голода пропадаю, но давиться ихней подачкой не собираюсь, что у меня есть свое, русское достоинство и гордость".

Ах, как лукавил А. Солженицын, называя повесть М. Шолохова о судьбе Андрея Соколова надуманной и примитивной. И если даже далеко не все в судьбах людей войны совпадает с историей шолоховского персонажа, но он в своем характере выразил то, что фронтовикам на войне позволяло оставаться не просто человеком, но оставаться мужчиной – мужественным человеком, при любых обстоятельствах сохранявшим в себе высокие мужские этические нормы: мужское достоинство и гордость. Это мужское достоинство и гордость (у Шолохова "русское достоинство и гордость") были исторически присущи русским солдатам и офицерам. Именно эти качества не позволяли им быть трусами перед врагами, предателями по отношению к своему Отечеству и народу.

Современным "либерально-интеллигентным мужчинам", к сожалению, утратившим эти мужские качества, этого не понять. Они сегодня готовы за любую "ихнею подачку", поступиться чем угодно, а уж своей Родиной – легко!

Кстати, судя по биографиям наших многих либералов-мужчин, они, за редким исключением, в армии никогда не служили и своих деток туда "не пущали". Не либеральное это дело! Зато любят поговорить на досуге об огромном количестве погибших на войне советских солдат. Им, утратившим чисто мужские качества характера, не приходит в голову, что если они и родились на свет, то только потому, что когда-то за их родителей, тогда еще детей и подростков, не жалея себя, положили свои жизни советские солдаты.

1941-й год
1941-й год

  • По русским обычаям, только пожарища
  • На русской земле раскидав позади,
  • На наших глазах умирали товарищи,
  • По-русски рубаху рванув на груди.
  • Константин Симонов. А. Суркову. 1941 год

В каждой семье сегодня есть "стена памяти" – фотографии фронтовиков, часто, совсем еще молодых мужей и совсем юных сыновей. Сегодня эти фотографии с лицами солдат с домашней "стены памяти" в дни празднования Победы выносятся на улицу городов и поселков, чтобы сомкнуть в единый Бессмертный полк советских солдат Великой отечественной войны, заслонивших собой и отстоявших свою Родину и свои семьи. Это народный ответ всем отечественным и зарубежным очернителям Великой Победы, которую одержали наши отцы и деды в Великой отечественной войне.

Портрет моего отца, сержанта, наводчика артиллерийского расчета, прошедшего войну от начала и до конца, несут сегодня его внуки.

Обязательно прочитайте третью часть - продолжение:

Почему Запад называет войну с фашистами «Второй мировой», а для нас она стала «Великой отечественной»? (Из рубрики «Советский Союз глазами очевидцев: семейная хроника»)

Комментарии 0
Логин и пароль
Запомните логин и пароль для последующего входа