2018-12-14 04:59:54

Почему Запад называет войну с фашистами «Второй мировой», а для нас она стала «Великой отечественной»? (Из рубрики «Советский Союз глазами очевидцев: семейная хроника»)

Почему Запад называет войну с фашистами «Второй мировой», а для нас она стала «Великой отечественной»? (Из рубрики «Советский Союз глазами очевидцев: семейная хроника»)

Почему наша Великая отечественная война не вписывалась в рамки той войны, которую вели Европа и США против немцев, и почему у нас она получила название Великой отечественной войны?

Автор Ольга Таланцева

Рекомендуем вам сначала прочитать первую часть «Судьба отца» и вторую часть «Отец – наводчик артиллерийского расчета» цикла «Советский Союз глазами очевидцев: семейная хроника».

"Вставай страна огромная, вставай на смертный бой!"

В 1925 году в СССР был принят закон, по которому в армию запрещалось призывать детей бывших дворян, офицеров старой армии, священников, фабрикантов, кулаков и пр. В Советскую Армию принимали в основном детей рабочих и крестьян. Но начиная с 1939 года этот закон – набор в армию по классовому признаку – был отменен. Как только началась война, окончательно сняты были все классовые ограничения.

С самого первого дня войны была объявлена всеобщая мобилизация военнообязанных мужчин и частично военнообязанных женщин. И с первых же дней войны на пункты призыва стало приходить множество добровольцев. Среди них было немало молодежи, в том числе тех, кому еще не исполнилось 18 лет. "Многие боялись лишь одного, – вспоминала Наталья Малышева, будущая разведчица, – война закончится, и они не успеют совершить подвиги. Потому пытались попасть на войну "по блату". Меня не взяли из-за того, что девчонка. /.../Правда, к октябрю, когда немец подошел близко к Москве, в райкоме комсомола на меня посмотрели как-то странно и без проволочек дали направление в Третью Коммунистическую дивизию народного ополчения. Дивизия – 11 тысяч добровольцев, которые не подлежали призыву. Брали всех: и детей репрессированных, и священников. Фронтовые будни внесли коррективы в юношеское представление о войне, в окопах все оказалось прозаичнее и страшнее. Но дивизии стояли насмерть. /.../Знаете, я ведь до сих пор себя спрашиваю: ну как такое было возможно? Столько было до войны репрессированных, сколько разрушено церквей! Я лично знала двоих ребят, у которых отцов расстреляли. Но никто не таил злобы. И эти люди поднялись над своими обидами, все бросили и пошли защищать Родину" (Игорь Елков. Повестка о призыве // Российская газета, №6664-93).

Два маминых брата, сыновья репрессированного священника, ушли на фронт с первых дней войны. Старший брат прошел всю войну, был на ней не единожды ранен, но с фронта вернулся живым. Младший брат погиб в первый же год войны.

Комсомольцы, записывающиеся добровольцами на фронт в райкоме комсомола. Из военной хроники
Комсомольцы, записывающиеся добровольцами на фронт в райкоме комсомола. Из военной хроники

Воевавшие на фронте люди в своей мирной довоенной жизни в большинстве своем были самыми обыкновенными людьми: рабочими, крестьянами, врачами, инженерами, учеными, бухгалтерами. Необыкновенными их сделала война.

  • Сзади Нарвские были ворота,
  • Впереди была только смерть...
  • Так советская шла пехота
  • Прямо в желтые жерла «Берт».
  • Вот о вас и напишут книжки:
  • «Жизнь свою за други своя»,
  • Незатейливые парнишки –
  • Внуки, братики, сыновья!
  • Анна Ахматова. Победители.

Так пишет утонченная поэтесса, истоки творчества которой начинались в аристократическом Серебряном веке, чей муж был расстрелян как враг народа в Гулаге, а сын там находился долгое время. Но она простых парнишек из народа, ушедших на фронт, называет своими внуками, братиками, сыновьями. Война примирила всех, общее горе сделало всех своими, приподняв людей над собственными трагедиями.

А вот строчки поэтессы Ольги Бергольц, ленинградки, у которой муж также был репрессирован в 1938 году, а сама она пережила арест. Но когда началась война, она написала:

  • Вот жизнь моя, дыханье.
  • Родина! Возьми их у меня!
  • О. Бергольц

На фронт рвались не только мужчины, но женщины, подростки и даже дети. Но еще более стали рваться на фронт, когда узнавали о тех чудовищных зверствах фашистов над советскими людьми на оккупированных немцами территориях – женщинами, детьми, стариками. Многие стремились попасть на фронт, чтобы отомстить за близких, погибших от немецких бомбежек, казней на оккупированных советских территориях или от голода в блокадном Ленинграде. Они уходили добровольцами.

Это была народная война, где личная судьба каждого человека напрямую была связана с судьбой страны, которую надо было отстоять.

В Великой отечественной войне участвовал  весь народ
В Великой отечественной войне участвовал весь народ

В годы Великой отечественной войны и Русская православная церковь не осталась в стороне от защиты Родины. Большинство российских священнослужителей объявили безбожниками немецких фашистов и молились за Победу Красной Армии. Среди своих прихожан многие из них организовали сбор пожертвований на военные нужды. По проверенным данным, как сообщается в обозрении Е. Мурзина в журнале "Покров" (05. 12.2016), за три первых года войны храмы одной только Московской епархии сдали на нужды обороны более 12 млн. рублей. По тем временам это была большая сумма денег. О деятельности московского духовенства в военный период свидетельствуют постановления Моссовета от 19.09.1944 и 03.01.1945 гг. о награждении около 20 московских и тульских священников медалями «За оборону Москвы». Священники также становились партизанами на оккупированных советских землях.

На фронтах Великой отечественной войны воевали и те, кто потом станет любимцами советской публики – советские актеры. Многие из них в мирное время станут Народными артистами СССР. Вот их имена: В. П. Басов, С.Ф. Бондарчук, Н. А. Боярский, А. З. Ванин, Э. А. Быстрицкая, Е. Я. Весник, Л. И. Гайдай, З. Е. Герд, М. А. Глузский, Н. Г. Гринько, В. Л. Гуляев, Н. Н. Еременко (старший), Ю. В. Катин-Ярцев, В. Т. Кашпур, К. Ю. Лавров, Е. С. Матвеев, Е. А. Моргунов, Ю. В. Никулин, А. Д. Папанов, М. И. Пуговкин, А. М. Смирнов, И. М. Смоктуновский, В. А. Этуш. В период войны многие известные певцы, артисты, театральные коллективы выезжали на передовую и в перерывах между боями выступали перед бойцами. За некоторыми артистами, особенно популярными у красноармейцев, гитлеровцы даже охотились, пытаясь убить их любыми способами. Среди них были Лидия Русланова, Клавдия Шульженко, Любовь Орлова, Леонид Утёсов, Зоя Фёдорова, Аркадий Райкин и др. Фашисты охотились и за Юрием Левитаном, знаменитым диктором Всесоюзного радио, голос которого узнавал каждый советский человек. В годы войны он читал сводки Совинформбюро с фронта, которые ждала вся страна. Именно Ю. Левитану было доверено объявить о взятии Берлина, Победе над фашистами и конце войны.

Знаменитая исполнительница народных песен Лидия Русланова  поет «Катюшу» перед советскими воинами на ступенях немецкого Рейхстага при взятии Берлина. Из военной хроники
Знаменитая исполнительница народных песен Лидия Русланова поет «Катюшу» перед советскими воинами на ступенях немецкого Рейхстага при взятии Берлина. Из военной хроники

Победа над фашистами нелегко досталась Советскому народу. Но как пишет в своей статье "Главный урок Победы" журналист-аналитик Э. Биров (https://vz.ru/2018/5/9): " От каждого зависела судьба Родины – и это не просто пафосные слова с плаката, это буквально было так, физически ощущалось каждый день войны. /.../И немало было тех, кто мог оправдать свое предательство обидами и встать на сторону Гитлера. Однако таких оказалось, если суммировать известные данные о полицаях и власовцах, всего около 300 тысяч из 170-миллионного населения СССР. /.../Огромная страна встала как один против фашистской нечисти и явила миру удивительный пример величия духа".

У каждого была своя война, или почему немецкие фашисты так легко завоевывали страны Европы

Почему мы назвали войну с немецкими фашистами Великой отечественной войной, а не Второй мировой, как называет эту войну Запад? Враг у нас и воюющих с фашистами стран Запада был общий. Да только у каждой стороны была своя война.

Вот, например, какой война с фашистами была для французов. Объективности ради я позволю себе привести большой отрывок из статьи известного израильского писателя и художника Марка Шехтмана "Освобожденная Франция, или «Cherchez la femme» (Журнал-газета "Мастерская", 30 января, 2015).

"Франция капи¬тулировала еще за год до начала войны – в Мюнхене. – Пишет Шехтман. – Поражение в июне 1940 – только результат, итог. ...Война объявлена, но на Западном фронте выстрелов почти не слышно: идет «странная война», или, как ее до 10 мая 1940 стали называть сами немцы — «зитц¬криг» ["сидячая война" – О.Т.]. Вдоль линии фронта с немецкой стороны плакаты: «Не стреляйте — и мы не будем стрелять!». Через мощные усилители транслируются концерты. Немцы уст¬раивают пышные похороны погибшего французского лейтенанта, оркестр исполня¬ет «Марсельезу», кинорепортеры накручивают эффектные кадры. 10 мая вермахт врывается в Голландию, Данию, Люксембург и затем, обой¬дя через Бельгию «неприступную» линию Мажино — во Францию. Стойкая (всем бы так!) оборона Лилля позволила англичанам эвакуировать из Дюнкерка значите¬льную часть прижатых к морю дивизий. Немцы и тут не упускают случая получить пропагандистский эффект и устраивают парад храбрых защитников города, позво¬лив им перед капитуляцией пройти в последний раз с примкнутыми штыками. Пе¬ред камерами корреспондентов немецкие офицеры салютуют марширующим в плен французам. Потом покажут: смотрите — мы ведем войну по-рыцарски. В те трагические июньские дни появились и первые попытки сопротивле¬ния: в редких случаях, когда французская армия все-таки намеревалась защитить небольшие города или деревни, обыватели ради спасения своей шкуры бурно про¬тестовали и даже пытались оказать вооруженное сопротивление… собственной армии! 14 июня немцы вошли в объявленный "открытым городом" Париж. Им по¬надобилось для этого всего пять недель. Кадры кинохроники, которые трудно смо¬треть без содрогания. Вермахтовские колонны проходят у Триумфальной арки. Ра¬строганный немецкий генерал, едва не падая с лошади от избытка чувств, привет¬ствует своих солдат. Молча глядят на свой позор парижане. Не вытирая слез, как ребенок, плачет пожилой мужчина, а рядом с ним элегантная дама — широкополая шляпа и перчатки до локтей — бесстыдно аплодирует марширующим победителям" (М. Шехтман. Освобожденная Франция, или «Cherchez la femme» // Журнал-газета "Мастерская", 30 января, 2015). Это о том, с какой легкостью французы отдали немцам свою Францию.

Парадный марш немецких завоевателей в Париже. Из военной хроники
Парадный марш немецких завоевателей в Париже. Из военной хроники

А теперь, как вели себя известные французские артисты, певцы и музыканты во время немецкой оккупации.

"Культурная жизнь не замирала и после падения Парижа, – сообщает Шехтман в той же статье, – Разбрасывая перья, плясали девочки в ревю. Словно ничего не случилось, Морис Шевалье, Саша Гитри и другие бесстыдно паясничали перед оккупантами в мюзик-холлах. Победители собирались на концерты Эдит Пиаф, которые она давала в арендованном борделе. Луи де Фюнес развлекал оккупантов игрой на рояле, а в антрактах убеждал немец¬ких офицеров в своем арийском происхождении. Не остались без работы и те, чьи имена мне трудно упоминать в этой статье: Ив Монтан и Шарль Азнавур. А вот, знаменитый гитарист Джанго Рейнхард отказался играть перед оккупантами. Но та¬ких, как он, было немного. ...По вечерам поднимались занавесы в театрах. ...Группы ведущих французских писателей в поездках по городам Германии знакомились с культурной жизнью победителей, посещая их университеты, театры, музеи" (М. Шехтман. Освобожденная Франция, или «Cherchez la femme» . Журнал-газета "Мастерская", 30 января, 2015).

Неудивительно, что немецкий генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель при подписании Акта о капитуляции Германии очень удивлен был присутствию французов. В его саркастическом вопросе: "Что, и они тоже нас победили?" содержится ответ о роли Франции в победе над фашистской Германией.

В очень немногих европейских странах существовало настоящее сопротивление фашистам, в пример здесь можно привести разве что Югославию. Зато в европейских странах было немало пособников фашистской идеологии. Наглядным образцом может послужить известный норвежский писатель Кнут Гамсун, симпатизирующий фашизму. Известно, что именно по его ходатайству была вручена Нобелевская премия идеологу фашизма Геббельсу. После прихода к власти Гамсун был удостоен личной аудиенции у Гитлера. Когда фашисты захватили Норвегию и начали массовые репрессии в отношении норвежцев, писатель и тогда считал их действия правильными.

Свидетельством благожелательно-восторженного отношения к Гитлеру, которое в течение 1930-х гг. создавали мировые западные СМИ и крупные политики Запада, являются, например, проведение в 1936 году в Германии летних и зимних Олимпийских игр. Следует отметить, что проведению Олимпийских игр ничуть не помешали начавшиеся в Германии репрессии против евреев и инакомыслящих, т.е. тех, кто не поддерживал фашистский режим.

Семья нынешней английской королевы Елизаветы II – ее мать, младшая сестренка и она сама в возрасте 7 лет вскидывают руку в нацистском приветствии. Фото 1933 г.
Семья нынешней английской королевы Елизаветы II – ее мать, младшая сестренка и она сама в возрасте 7 лет вскидывают руку в нацистском приветствии. Фото 1933 г.

Или вот совсем недавно весь мир облетели кадры черно-белой хроники, где семья нынешней английской королевы Елизаветы II – ее мать, младшая сестренка и она сама в возрасте 7 лет вскидывают руку в нацистском приветствии. Рядом с ними сидит дядя Эдвард, известный своими симпатиями к Гитлеру. Вот что пишет про эти кадры корреспондент НТВ Антон Вольский (http://www.ntv.ru/novosti): "Однако черно-белые кадры заставляют по-новому взглянуть на то, что еще недавно казалось безобидной шуткой. Например, 10 лет назад принц Гарри нарядился на вечеринку в рубашку со свастикой. Теперь в этом можно увидеть семейную традицию. А муж королевы принц Филипп вообще вырос в Германии и при нацистах ходил в школу. Некоторые из его родственников даже занимали высокие посты в СС. Вряд ли опубликованные кадры способны разрушить британскую монархию, все-таки прошло уже больше 80 лет. Однако переменчивость политических пристрастий к британской аристократии теперь стала очевидной как никогда, и можно только гадать о том, какие еще откровения скрыты в тайных архивах Виндздоров, куда до сих пор не пускают историков".

Известно также, что фашистский режим в Италии был поддержан Ватиканом. Так американский историк Дэвид Керцер, изучавший архивные документы этого времени в Ватикане, утверждает, что без поддержки Ватикана фашистская диктатура в Италии не имела бы шанса на существование. Ряд фактов свидетельствует и о пособничестве нацистским лидерам других стран со стороны Ватикана, в частности, хорватскому лидеру А. Павеличу, основателю фашистской организации Усташей, воевавших в отрядах Гитлера. После разгрома Германии Ватикан помог Павеличу и многим другим нацистским преступникам избежать возмездия и тайно уехать в Латинскую Америку (inosmi.ru/social/01.12.2016).

Таким образом, фашистский режим не только насаждался непосредственно Гитлером в захваченных им странах, но и активно поддерживался большинством стран Западной и Центральной Европы. Поэтому за зарождение фашизма в Италии и Германии и за те массовые жертвы Второй мировой войны отвечали не только эти страны, но весь западный мир.

Германия, начав войну с советской Красной Армией, стала испытывать потребность в постоянном пополнении живой силой, причем, в значительных количествах. Ее начали дополнительно предоставлять страны-союзники Германии: Италия, Испания, Румыния, Венгрия, Финляндия, Словакия, Хорватия, которые непосредственно направили свои воинские контингенты на Восточный фронт. Кроме граждан этих стран на стороне гитлеровцев – добровольцами – воевали голландцы, бельгийцы, датчане, французы, чехи, бельгийцы, люксембуржцы, испанцы, албанцы и боснийские мусульмане, латыши, литовцы и эстонцы и др. Из них были сформированы легионы "Валлония", "Нидерланды", "Фландрия", "Дания", "Шарлемань", "Богемия и Моравия" и другие. Часть из них были позднее преобразованы в дивизии СС. Немецкий историк К. Пфеффер писал: "Большинство добровольцев из стран Западной Европы шли на Восточный фронт только потому, что усматривали в этом общую задачу для всего Запада. Видимо, им не хотелось оставаться в стороне при дележе российских земель и ее богатств. Также как и немцы, европейцы, воюющие на стороне фашистов против СССР, называли это "борьбой с коммунизмом". Сегодня европейцы оплакивают тех, кто погиб на Восточном фронте или в лагерях для военнопленных в Сибири, причисляя их чуть ли не к безвинным жертвам. Только безвинными они не были. На их руках, как и на руках немцев, кровь миллионов советских людей, погибших во время войны. (Итоги Второй мировой войны. М., 1957).
Гитлеру от Европы была нужна не только живая сила, но и военная техника, одежда и провиант. В период войны практически вся европейская промышленность работала на фашистскую Германию. Европейцы на своих заводах производили для фашистской армии танки, самолеты, боеприпасы, шили на фабриках для нее амуницию и пополняли ее продуктовые запасы. "Промышленность, сельское хозяйство, сырьевые ресурсы, рабочая сила континентальной Европы, включая даже нейтральные страны (Швецию и Швейцарию), были поставлены на службу Германии, – пишет журналист и дипломат Ю. Л. Цинговатов в своей работе "Кто воевал против СССР во время Великой Отечественной войны" (Хронос, 2010). – Около 10 млн. квалифицированных рабочих, инженерно-технических специалистов, конструкторов, ученых «старого» света включились в "трудовой процесс" на немецких заводах, в конструкторских бюро и лабораториях. /.../По словам британского историка А.Тейлора, "Европа стала экономическим целым, которым управляли исключительно в интересах Германии". /.../ Промышленность Франции, сдавшейся Гитлеру после чисто символического сопротивления, работала на фюрера ничуть не хуже, чем чешская и австрийская». Нейтральная Швеция – всю Вторую мировую войну продавала Германии руду, металлы и подшипники, способствуя победе гитлеровской Германии. Каждый третий советский солдат, таким образом, убит посредством шведского металла".

Что касается Соединенных Штатов Америки, то для них война стала большим бизнесом. Многие американские корпорации да и отдельные американцы именно на этой войне сделали значительные капиталы. Почитайте американскую художественную литературу об этом периоде, она в основном о том, как граждане Америки сколачивали капиталы на войне. США – единственная страна, которая не только экономически не пострадала из-за войны, но и осталась в значительном выигрыше. Русская пословица "Для кого война, а для кого – мать родна!" – это как раз о США.

Обо все этом сегодня можно прочитать в книге американского публициста Ч. Хайэма "Торговля с врагом. Как Америка помогала Гитлеру. 1933-1949" (Charles Higham. Trading With The Enemy: An Expose of The Nazi-American Money Plot 1933-1949. New York, 1983). Чарльз Хайэм рисует широкую панораму закулисных сделок крупного бизнеса США, а также Великобритании с нацистским бизнесом в период Второй мировой войны. Помимо частнособственнического, стяжательского мотива, участников такого альянса толкала на сотрудничество общая враждебность к первому в мире социалистическому государству, к Советскому Союзу. Каждая из фирм, компаний, указывается в книге, занятая грязнейшим "бизнесом" такого рода, рисковала быть привлеченной к судебной ответственности у себя в стране. Рисковала... Однако ни одна из американских монополий, осуществлявшая сделки с нацистами во время войны, так и не предстала перед правосудием. А список таких коллаборационистов включает в себя самые громкие имена. И поныне процветают "Стандард ойл оф Нью-Джерси", "Форд", "Дюпон", "Дженерал моторс", ИТТ, вложившие наряду с банками, промышленными корпорациями других капиталистических стран позорную лепту в подготовку и развязывание Второй мировой войны. Так, североамериканская корпорация "Дженерал Моторз", которой принадлежал и принадлежит до сих пор "Опель", спокойно производила грузовики и другую технику для Вермахта. Документы, поднятые Ч. Хайэмом, неопровержимо свидетельствуют: нити партнерства тянулись из контор ведущих монополий США к чинам СС, гестапо, сидевшим в штабах германских фирм и компаний (Ч. Хайэм. Торговля с врагом. Как Америка помогала Гитлеру. 1933-1949, Нью-Иорк, 1983).

Почему мы свою войну назвали Великой отечественной?

Ну а теперь о нашей, Великой отечественной войне.

Еще в самом начале войны, в ходе приграничных сражений, немецкое командование вынуждено было признать, что оно встретило противника, совершенно отличного от того, который был на Западе. Население стран Европы довольно быстро смирилось с оккупацией фашистов. Вот данные о сроках завоевания европейских стран немцами, приводимые самими немцами. Война в Польше завершилась за 27 дней. Бои за Францию, Бельгию и Голландию продолжались 44 дня. Совсем по-другому началась война Германии с Советским Союзом. В отличие от Европы, немцы там встретили яростное сопротивление не только Красной Армии, но и населения. "Многие из наших руководителей сильно недооценили нового противника, – пишет в своих воспоминаниях о войне немецкий генерал Гюнтер Блюментрит, участник Первой и Второй мировых войн. – Это произошло отчасти потому, что они не знали ни русского народа, ни тем более русского солдата. Некоторые наши военачальники в течение всей первой мировой войны находились на Западном фронте и никогда не воевали на Востоке, поэтому они не имели ни малейшего представления о географических условиях России и стойкости русского солдата, но в то же время игнорировали неоднократные предостережения видных военных специалистов по России... Поведение русских войск, даже в этом первом сражении (за Минск) поразительно отличалось от поведения поляков и войск западных союзников в условиях поражения. Даже будучи окруженными, русские не отступали со своих рубежей" (Лиддел Харт Б. Г. Битвы Третьего Рейха. Воспоминания высших чинов генералитета нацистской Германии. М., 2004).

О том же самом пишет в своих воспоминаниях о войне немецкий генерал Блюментрит, начальник штаба 4-й армии, наступавшей в Белоруссии: "Уже сражения июня 1941 г., – сообщает генерал, – показали нам, что представляет собой новая советская армия. Мы теряли в боях до пятидесяти процентов личного состава. /.../Наши войска скоро узнали, что значит сражаться против русских. Нам противостояла армия, по своим боевым качествам намного превосходившая все другие армии, с которыми нам когда-либо приходилось встречаться на поле боя… Красная Армия 1941–1945 гг. была гораздо более сильным противником, чем царская армия, ибо она самоотверженно сражалась за идею. Это усиливало стойкость советских солдат. Дисциплина в Красной Армии также соблюдалась более четко, чем в царской армии. Они умеют защищаться и стоять насмерть. Попытки их одолеть стоят много крови» (Лиддел Харт Б. Г. Битвы Третьего Рейха. Воспоминания высших чинов генералитета нацистской Германии. М., 2004).

Совсем по-другому ощущали себя на фронте и рядовые немецкие солдаты, воюющие на российской земле. Вот запись из дневника одного их солдат, воевавшего в составе группы армий "Север". Он рассказывает о случае, произошедшем с ним в самом начале войны в июле 1941 года: "Мы с другими камрадами поспешили посмотреть, кто же причинил нам такой ущерб, и пошли влево от колонны, поднимаясь на маленькую горочку, слегка возвышавшуюся в 100 м от дороги. На этой горочке уже стояла группа наших офицеров и солдат, державших оружие наготове. Все они смотрели на что-то такое на земле, что скрывали от меня их фигуры. Подойдя к этой группе немного со стороны, я увидел картину, преследовавшую меня затем многими бессонными ночами. На пригорке находился совсем неглубокий окоп, вокруг которого были видны немногочисленные воронки то ли от мин, то ли от малокалиберной пушки. Рядом с окопом лежало распластанное тело русского солдата, изрядно присыпанное землей — вероятно, от близких взрывов. На бруствере стоял русский пулемет без щитка; его кожух охлаждения ствола был туго замотан грязными тряпками – видимо, для того чтобы хоть как-то задержать вытекание воды через ранее пробитые пулями в нем дырки. Рядом с пулеметом на правом боку лежал второй мертвый русский солдат в грязной, измазанной кровью форме. Его покрытая густой пылью и тоже кровью правая рука так и осталась на пулеметной рукоятке. Черты его лица в кровавых пятнах и земле были скорее славянскими, я уже видел такие мертвые лица раньше. Но самое поразительное в этом мертвеце было то, что у него не было обеих ног практически до колена. А кровавые обрубки были туго затянуты то ли веревками, то ли ремнями, чтобы остановить кровотечение. Видимо, погибший пулеметный расчет был оставлен русскими на этой горке, чтобы задержать продвижение наших войск по дороге, вступил в бой со следующей впереди нас нашей частью и был обстрелян артиллерийским огнем. Такое самоубийственное поведение уже мертвых русских тут же вызвало оживленное обсуждение у окруживших окоп моих камрадов и офицеров. Офицер ругался, что эти скоты убили как минимум пятерых его солдат, ехавших в передней машине, и испортили саму машину. Солдаты обсуждали, какой вообще был смысл русским занимать оборону на этой высотке, которую можно было обойти со всех сторон и их позиция была ничем не защищена. Меня тоже занимали те же мысли, и я решил поделиться ими с нашим старым Хьюго, который стоял тут же, вблизи русского окопа, и молча протирал медный мундштук своей курительной трубки куском шинельного сукна. Хьюго всегда так делал, когда его что-то сильно расстраивало или настораживало. Он, естественно, видел и слышал то же, что и я. Подойдя к нему совсем близко, я, стараясь говорить как бравый солдат, сказал: "Вот что за идиоты эти русские, не так ли, Хьюго? Что они вдвоем могли сделать с нашим батальоном на этом поле?" И тут Хьюго внезапно для меня изменился. От его спокойной солидности, основанной на старом боевом опыте, внезапно не осталось и следа. Он вполголоса, так, чтобы не слышали остальные, сквозь зубы буквально прорычал мне: "Идиоты?! Да мы все вместе взятые не стоим двоих этих русских! Запомни, сопляк! Война в России нами уже проиграна!". Я остолбенел от такой внезапной перемены в моем старшем наставнике, а тот отвернулся от толпы наших солдат, окружавших русский окоп и приподняв подбородок молча посмотрел на далекий русский горизонт. Затем три раза слегка сам себе кивнул, будто соглашаясь с какими-то своими скрытыми мыслями и слегка ссутулившись неторопливо пошел к нашему грузовику" (В. Соболев. Да мы все вместе взятые не стоим двоих этих русских !!! (Вторая мировая война // TopNewsRussia).

Огромный урон немцам наносило и развернувшееся на оккупированных советских землях партизанское движение. По высказываниям самих немецких очевидцев, находящихся на оккупированных ими территориях СССР, борьба с партизанскими отрядами стала для них "чудовищной реальностью". Вот цифры, которые приводят сами немцы: "В июле 1943 г. в России было взорвано 1560 железных дорог, в сентябре – 2600. То есть 90 – в день" (Юст Г. Альфред Йодль – солдат без страха и упрёка. Боевой путь начальника ОКВ Германии». М., 2007).
Уже по этим высказываниям немцев, воевавших против советской Красной Армии, становится очевидным, что наша Великая отечественная война не вписывалась в рамки той войны, которую вели Европа и США против немцев. Это были разные войны. И не только для армий, но и для населения. Какие бы тяготы для жителей европейских стран ни несла война, они несравнимы с теми чудовищными преступлениями, которые творили немцы на нашей земле. То же самое было и с военнопленными. Сейчас много говорится о том, что тяжелая участь советских военнопленных, которые тысячами погибали от голода, непосильной работы, а главное, от зверств немецких фашистов в концлагерях, связана с тем, что мы отказались подписать Женевскую конвенцию о Красном Кресте. Но здесь возникает правомерный вопрос. А разве советские военнопленные, которых немцы заставляли выполнять каторжную работу, не зарабатывали себе своим ежедневным изнурительным трудом на кусок хлеба и на более гуманные условия своего содержания? Или может быть не подписанная Женевская конвенция стала той роковой причиной, по которой немцы как-то вдруг превратились в настоящих изуверов по отношению к советским военнопленным? А что тогда заставило немцев тысячами сжигать мирных граждан еврейской национальности в газовых печах концлагерей или заживо сжигать жителей белорусских деревень, убивать ради забавы грудных младенцев советских матерей или полностью выкачивать кровь у советских детей, чтобы потом переливать ее немецким солдатам? Причиной всего этого тоже явилась не подписанная Сталиным Женевская конвенция о Красном Кресте, превратившая немцев в настоящих зверей?

Пленные французские летчики ведут дружескую беседу с немецкими солдатами. Из военной хроники
Пленные французские летчики ведут дружескую беседу с немецкими солдатами. Из военной хроники

Европейцы могли позволить себе ту легкость, с которой они сдавали свои страны Гитлеру: свои люди – сочтемся. Также они без особых моральных страданий примерялись с оккупацией фашистами своих территорий. Мы такого себе позволить не могли.

Немцы, вторгшиеся на советские земли, утверждали, что они пришли освобождать их от коммунистов и Советской власти. Но вот выдержка из так называемой демографической инструкции рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера, по которой значительная часть населения СССР (от 30 до 45 млн. человек) подлежала полному уничтожению, другая часть – выселению в неосвоенные районы страны. После обезлюжевания Европейской части СССР планировалось их заселить немецкими колонистами. Часть местного населения предполагалось использовать немецкими колонизаторами как рабочую силу (М. Данишина, кандид. истор. наук, главный специалист Рос. госуд. арихива социально-полит. истории // rg.ru).

Что касается судьбы тех, кого немцы хотели оставить в качестве рабочей силы, то вот письмо, написанное пятнадцатилетней девочки из Витебска, Кати Сусаниной, своему отцу. Оно является страшным свидетельством того, как обращались новые немецкие хозяева, приехавшие колонизировать советские территории, с местным населением в военное время и что могло ожидать советских людей в будущем, если бы Советская Армия не выгнала фашистов со своей территории.

"Дорогой, добрый папенька! Пишу я тебе письмо из немецкой каторги. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей умирающей дочери. /.../Папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет, и если бы сейчас ты встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькая, мои глаза ввалились, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь — у меня отбили легкие. /.../когда взгляну на себя в зеркало – платье рваное, в лоскутках, на шее номер, как у преступницы, сама худая, как скелет, – и соленые слезы текут из глаз. Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают. Да, папа, и я рабыня немецкого барона работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю белье, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с «Розой» и «Кларой» — так зовут хозяйских свиней. Так приказал барон. «Русе была и будет свинья», — сказал он. Я очень боюсь «Клары». Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусали палец, когда я из корыта достала картошку. Живу в дровяном сарае: в комнату мне входить нельзя. Один раз горничная, полька Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине. Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал. Сегодня я узнала новость: Юзефа сказала, что господа уезжают в Германию с большой партией невольников и невольниц с Витебщины. Теперь они берут и меня с собой. Нет, я не поеду в эту трижды проклятую Германию! Я решила лучше умереть на родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Только смерть спасет меня от жестокого битья. Не хочу больше мучиться рабыней у проклятых, жестоких немцев, не давших мне жить! Завещаю, папа: отомсти за маму и за меня. Прощай, добрый папенька, ухожу умирать. Твоя дочь Катя Сусанина. Мое сердце верит: письмо дойдет. 12 марта 1943 г."

Сегодня слова этого письма написаны на каменной стеле белорусского Памятного мемориала «Красный Берег», посвященный детям, замученным фашистами во время войны.

Война немцев и их союзников с нами была не просто против коммунизма и против первого социалистического государства. Это было очередное вторжение иноземного врага из Европы на русскую землю. Такое же, как некогда нашествие немецких рыцарей, польской шляхты, французских армий Наполеона и др. Только на этот раз защищать русскую землю от очередного нашествия врага выпало советским людям. Патриотические фильмы на историческую тему, появившиеся в это время, такие, как "Александр Невский", – это не было простой пропагандой. В этой войне отсчет истории для советских людей стал начинаться уже не от революции 1917 года и периода создания Советского государства, а от всей вековой русской истории. Наступило понимание, что война с Гитлером велась не только за первое социалистическое отечество, но за вековую Россию, русский народ, русское самосознание и русскую воинскую честь, как это делали наши предки тысячелетиями. Великая отечественная война 1941-1945 гг. потому и получила название Великой отечественной, что стала частью общероссийской истории, какой была, к примеру, Отечественная война с Наполеоном 1812 г.

Далеко не случайным явилось и то, что в Великую отечественную войну героев награждали уже не только орденами и медалями советского образца, но были введены новые военные награды: ордена и медали, носившие имена великих русских полководцев и флотоводцев – генералиссимуса А. В. Суворова, генерал-фельдмаршала М. И. Кутузова, князя Александра Невского и др. К этому времени пришло понимание того, что патриотизм граждан страны и армейские традиции создаются не за годы, а за века.

Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами
Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами

  • Вспомним блокадные скорбные были,
  • Небо в разрывах, рябое,
  • Чехов, что Прагу свою сохранили,
  • Сдав ее немцам без боя.
  • Голос сирены, поющей тревожно,
  • Камни, седые от пыли.
  • Так бы и мы поступили, возможно,
  • Если бы чехами были.
  • Горькой истории грустные вехи,
  • Шум пискаревской дубравы.
  • Правы, возможно, разумные чехи —
  • Мы, вероятно, не правы.
  • Правы бельгийцы, мне искренне жаль их, —
  • Брюгге без выстрела брошен.
  • Правы влюбленные в жизнь парижане,
  • Дом свой отдавшие бошам.
  • Мы лишь одни, простофили и дуры,
  • Питер не выдали немцам.
  • Не отдавали мы архитектуры
  • На произвол чужеземцам.
  • Не оставляли позора в наследство
  • Детям и внукам любимым,
  • Твердо усвоив со школьного детства:
  • Мертвые сраму не имут.
  • И осознать, вероятно, несложно
  • Лет через сто или двести:
  • Все воссоздать из развалин возможно,
  • Кроме утраченной чести.
  • Александр Городницкий

Советский Союз глазами очевидцев: про ликвидацию неграмотности

Комментарии 0
Логин и пароль
Запомните логин и пароль для последующего входа