2018-10-22 05:18:37

Белорусизация

Белорусизация

Сегодня мы поговорим с профессором БГУ Николаем Молчановым. Что такое белорусизация и что нам от нее ждать.

Автор Сергей Станочник

– Николай Александрович, добрый день. Что вообще нужно понимать под белорусизацией?

– Во-первых, привет, во-вторых, белорусизация – это комплекс государственных мер, направленных на выдавливание русского языка и развитие белорусского. В первую очередь, выдавливание, потому что сложно развивать белорусский язык в любой сфере жизни, если там уже доминирует русский. Грубо говоря, это импортозамение, культурный протекционизм. Ставим барьер, пошлину, свои товары становятся конкурентными на внутреннем рынке.

– Вы хотите сказать, что под словом "белорусизация" просто пытаются скрыть обычный накат на русский язык в Беларуси?

– Не то чтобы пытаются скрыть. Скорее, пытаются красивее назвать. Политкорректно. Скрывать эти процессы сложно – они на улицах, в публичных пространствах, в школах и вузах. Рука-лицо…

– Что?

– Я говорю, фейспалм. Печально все это наблюдать.

Белорусизация как причина бунта?

– А, ясно. И что, все в Беларуси довольны, никто не бунтует?

– В Беларуси никто вообще никогда не бунтует. Менталитет такой. Впрочем, шучу. Дело в том, что формально Беларусь – это государство белорусов. У нас по переписи моноэтническое государство. Сплошь одни белорусы. Это эти белорусы и говорят на русском языке. Когда им без насилия предлагают подумать о переходе на белорусский язык, они, эти белорусы, молча соглашаются. И продолжают говорить на русском.

– Николай Александрович, не совсем понятно, можете объяснить?

– Я говорю, белорусы умом-то понимают, что должны как белорусы знать и использовать белорусский язык. Только на практике не понятно – кому и что они должны? Закона такого, чтобы разговаривать на белорусском языке, как в Латвии или на Украине, в Беларуси нет. Русский второй государственный. Все русским с успехом пользуются. Причин переходить на белорусский язык нет никаких. Ну а то, что белорусы по какому-то «кармическому» закону должны говорить на белорусском языке. С этим никто не спорит. Так ведь и курить вредно для здоровья, и налоги платить надо, и пить меньше надо, и бегать по утрам надо, и богу молиться в церковь ходить надо по воскресеньям. Но мало кто на это способен.

– Короче говоря, и хочется, и колется.

– Ну да, и мир бы спас, да спать охота. К тому же русский язык – это же не вредная привычка. Мотива переходить на белорусский – ноль. Экономической целесообразности нет. Деток учат на белорусском. Но все равно смешно получается.

– Смешно – это как?

– Я не хочу издеваться над белорусским языком. Это общественное и культурное достояние человечества, как и любой другой язык. Но знаю смешную историю, для кого-то печальную:

  • Детей в классе спрашивают, как называется фигура.
  • Девочка на белорусском отвечает «трехкутник».
  • Другая девочка, бойкая, говорит: «неправильно, это треугольник».
  • Первая объясняет, что ответила на белорусском языке.
  • Бойкая девочка не слушает и заявляет: «Будешь неправильно говорить, вырастешь тупой».

Вот такие итоги белорусизации.

– Это грустная история, но получается, что белорусизация как-то идет без особенного успеха?

– Я же говорю. Все якобы понимают, что национальный язык белорусов – белорусский. Но до дела у большинства не доходит. Без кнута никто белорусский язык изучать не станет. Он не нужен русскоговорящему обществу Беларуси. Белорусский – это язык только оппозиционеров и националистов. Его нет в экономике и быту. Его почти нет в политическом пространстве. Белорусский язык можно только насильно навязать, как насильно навязывают латвийский язык в Латвии или украинский язык на Украине.

– Николай Александрович, крамольный вопрос. Получается, правильно, что на Украине навязывают?

– А что правильного? Демократию забыли со свободой, которую у нас вся оппозиция постоянно поминает всуе? Понятно, что свобода она для одних, а для других принуждение нужно. Двойные стандарты. С другой стороны, государство должно защищать государственные языки. Белорусский язык нуждается в защите, это факт. Но оппозиционеры и некоторые чиновники хотят защищать этот язык за наш счет.

Легкая белорусизация от Лукашенко

Мягкая политика белорусизации
Мягкая политика белорусизации

– Лукашенко что думает по этому вопросу?

– Лукашенко сам затеял белорусизацию. Сказал как-то, что небольшой национализм белорусам не повредит. Я не хочу быть, как многие, критичным к президенту. Это банально. АГЛ делает все, что может, для сохранения стабильности. Он видит, что люди как-то с симпатией прониклись к белорусскому языку – вот он и стал говорить о белорусизации. При этом люди относятся к белорусскому языку с симпатией, но учить его не собираются. Вот Лукашенко и не занимается насилием в этом вопросе. Он демократ.

– Немногие называют Лукашенко демократом.

– Если хотите, называйте его популистом или оппортунистом. Факт есть факт – он прислушивается к тому, чего хочет толпа. Толпа хочет красивые слова про «родную мову» без всяких репрессий и запретов на русский язык. Как говориться, повесим в рамочку слова на белорусском языке, «маци», «сябр», как у нас на рекламных щитах, будем ими любоваться, а говорить будем на русском языке, делать бизнес будем на русском языке.

– Получается какое-то малодушие, или…

– Обычная человеческая лень. Вы знаете, сколько людей в мире хотят выучить английский язык? Сколько людей понимают, что это вроде бы полезное знание. И не учат. Я думаю – миллиарды. С белорусским аналогичная ситуация. Граждане понимать-то понимают, что это «родная мова», но учить не хотят.

– Лень не всегда двигатель прогресса?

– Почему же? В данном случае такой же прогресс. На русском можно продавать свои товары большинству населения, на русском можно вести переговоры с россиянами, украинцами, грузинами и литовцами. На русском можно читать миллионы книг и русскоязычный интернет. И это все совершенно бесплатно, всего по факту рождения в русскоязычной среде. Это прогресс, который у нас хотят отнять националисты и белоруссизаторы в среде чиновничества.

– Но Лукашенко, отдадим ему должное, всегда напоминает о ценности русского языка.

– АГЛ молоток, этого у него не отнять. Достаточно последовательный политик. Но он не вечен.

– Хорошо, Николай Александрович, вы как доктор философии можете дать нам прогноз на будущее?

– Мы будем жить плохо, но недолго.

– ))).

– Я с собой не захватил хрустальный шар, поэтому могу ошибиться. Вот что я думаю. Это почти очевидные факты. До ухода Лукашенко с русским языком ничего не будет, как и с белорусским. Далее, я оптимист, полагаю, что АГЛ найдет себе приемника с близкими взглядами. Да хоть старшего сына! И ничего не поменяется. Мало ли в истории примеров успешной смены династии?

– Последний вопрос... А чего это вы Александра нашего Григорьевича называете Аглом?

– Не велите казнить…

Это было интервью с доктором философских наук профессором БГУ Николаем Александровичем Молчановым, автором книги «Что будет с белорусизацией завтра», издание 2015 год.

Смотрите также видео на тему белорусизации.

Международная инициатива «Центр защиты национальных меньшинств»

Комментарии 1
19:08:29
admin, 2018-04-08

Я тоже так думаю, +100500.

 
Логин и пароль
Запомните логин и пароль для последующего входа