2018-11-15 20:29:39

Человек-полонез Михаил Огинский и его служба на благо России

Человек-полонез Михаил Огинский и его служба на благо России

Для большинства русскоязычных Михаил Клеофас Огинский известен как автор популярного полонеза «Прощание с родиной». Эпоха присоединения Польши Екатериной II к Российской империи очень интересна, и на перепутье жизни Огинского известна его клятва верности России ради сохранения имений.

Автор Алексей Машеров

Читайте про 100 лет независимости Польши: анархия и национализм как главная черта польской истории.

Входя в узкий круг мощных фамилий Великого княжества Литовского, Огинские начинали свою карьеру в раннем отрочестве. Михаил Клеофас в 14 лет получил почетный титул мечника литовского, в 21 год стал депутатом сейма и выделился в финансовую комиссию, а когда ему исполнилось 25, его направили полномочным послом в Голландию.

Посольская поездка Огинского принесла ему славу удачливого дипломата и финансиста, поскольку он сумел получить три миллиона дукатов кредита для Речи Посполитой. Очарованный финансовыми способностями племянника, его дядя, Михаил Казимир, великий гетман литовский, решился уступить ему в Беларуси свои имения при условии уплаты 8 миллионов рублей долгов и 4,6 миллиона процентов по ним.

Гетман ошибся в своих расчетах получить наличные деньги, более того, он много потерял на договоре с племянником, который для оплаты процентов часть имений продал. В июне 1791 года, когда Екатерина II находилась в Могилеве, молодой Огинский поспешил туда и принес присягу на верность императрице, чтобы сохранить имения, которые оказались на тех землях Беларуси, что отошли к России по первому разделу 1772 года.

Те же имущественные заботы вынудили Огинского принять сторону Тарговицкой конфедерации (+1792), объявленной по инициативе Екатерины II сторонниками старых порядков для противодействия Конституции 3 мая 1791 года. Поддержанные 30-тысячным российским войском, конфедераты изымали имения не только у поклонников Конституции, но и у «нейтралов». Михаил Клеофас был «нейтралом» и в 1793 году срочно поехал в Петербург. Здесь он был принят Екатериной, в ее присутствии музицировал, понравился и снял секвестр из своих имений, согласившись на российские условия. А условия были таковы: дядя Михаил Казимир должен был уступить должность великого гетмана литовского Михаилу Клеофасу, который, свою очередь, должен передать ее ставленнику императрицы Шимону Косаковских. Самому же Михаилу Клеофасу в качестве компенсации доставалась должность министра финансов ВКЛ.

План сработал, Огинские уступили властную должность Косаковскому, а дядя за свой отказ от гетманства взял с племянниками 300 тысяч золотых.

Временный детский бунт Огинского против России

Клеофас Огинский бунтует против России
Клеофас Огинский бунтует против России

Второй раздел Польши откликнулся в 1794 году бунтом Теодора Костюшко. Предупрежденный друзьями, что восстание в Вильнюсе начнется 23 апреля, Огинский накануне, в три часа ночи, вместе с женой и слугами выехал из города, планируя отправиться в Пруссию. На пограничном пункте его задержали. Жене разрешили ехать дальше, а Огинского интендант по фамилии Гуща доставил в Гродно, объявив беглеца «врагом народа». За побег из страны во время восстания над Огинским нависла угроза смертной казни. Освободил его от смерти и позора канцлер Ефим Хрептович. Но к Огинскому на долгие годы приклеилось насмешливая поговорка - «Гуща не пустил в пущу».

Необходимость избавиться черного пятна на репутации привела Огинского в состав повстанческой Наивысшей литовской рады. Он публично отказался от должности министра финансов, пожертвовал 118 тысяч рублей на конный полк, а еще сформировал и вооружил батальон стрельцов в 480 человек, начальником которого и стал. Никого не смутило отсутствие военного опыта у министра финансов, который никогда не стоял в рядах никакой армии. Свой родовой герб «Ворота» на печати Михаил Клеофас заменил на девиз «Свобода, верность, независимость», а в русле якобинских правил даже в письмах к жене вместо привычного «княгиня» использовал республиканский обращение - «гражданка Изабелла Агинская».

На Минщине и Могилевщине находились большие секвестрованные Россией владения Огинских. Михаил Клеофас предполагал, что если он объявит крестьянам волю, то к восстанию удасться привлечь не менее 12 тысяч человек. В июне он с батальоном и двумя сотнями кавалерии выступил на Минск. Бой состоялся в Воложине, где батальон разгромил отряд казаков. В Ивенце оставшимся гарнизоном батальону достались 200 возов амуниции, но через два дня обоз отбили русские под командой Зубова и Бенигсена. После боя от отряда осталось 150 стрельцов и десяток кавалеристов. Тем не менее, Огинский выехал с рапортом к Костюшко и так обрисовал удачные результаты рейда, что Костюшко одобрил тактику подобной борьбы.

Следующий рейд Михаил Клеофас провел в Браславском районе, решив захватить Двинск. Русский гарнизон, однако, сумел дать отпор, и отряд Огинского понес большие потери. С батальоном стрельцов погибли в столкновениях 440 человек. Сам Михаил Клеофас остался в живых чудом.

В 1788 году Михаил Клеофас женился на Изабелле Ласоцкай, которая была на год старше его. В этом браке родились сыновья Тадеуш Антоний и Франциск Ксаверий. После подавления польского бунта Огинские выехали в Италию. В Венеции они поселились в отеле «Королева Англии». Сюда Михалу Огинскому был прислан российский паспорт на его имя с письмом от Александра Суворова, в котором сообщалось, что имения князя не будут реквизированы, если он подпишет письмо Екатерине с обещанием своей верности. Огинский отказался, его имущество конфисковали. Он потерял на этом около одного миллиона золотых годовой прибыли. Слуга привез ему в Венецию остатки богатства – 2 тысячи дукатов.

Многолетнее безденежье и огромные долги способствовали развалу семьи. Его двухлетнее отсутствие и громкая слава Дон Жуана раздражали жену. По вежливым намекам мемуаристов можно понять, что она, видимо, отплатила ему своими увлечениями. Все вместе привело к разводу, который Огинский сам инициировал сразу после того, как в 1801 году родился его второй сын.

Возвращение на родину - в Россию

Огинский на службе России
Огинский на службе России

Благодаря заботе Адама Чарторыйского, близкого к российскому императору, Огинский получил разрешение вернуться в Россию при условии принесения присяги. На этот раз Огинский присягать не отказался и переехал в Вильнюс. Изабелла с детьми осталась в Польше.

Второй брак соединил Огинского с итальянкой Марией Нери. В годы замужества она представлялась как «княгиня Мария де Нери», но в действительности ее отец был владельцем таверны в Венеции. Марию встретил в Венеции в 1795 году виленский эмигрант Каэтан Нагурский. Он снял для любовницы в Варшаве дом, оплатил учителей музыки и языков. После смерти брата и отца Каетан получил немалое наследство, все оно отошло к Марии, когда Нагурский в 1799 году умер.

Вдова выделила новым объектом своего внимания губернатора Виленской губернии Л. Бенигсена - именно того, который смертельно ударил табакеркой императора Павла. Характер у барона, видимо, был тяжелый, и Мария Нери нашла более привлекательным Михала Клеофаса. Во всяком случае, она выдала ключи от своей квартиры и тому, и другому, и встречалась с бароном и с князем по очереди. Однажды Бенигсен пришел «не в свое время» и застал любовницу с Огинским. Барон хлопнул дверью, и на этом его роман завершился.

Вдова и Огинский поженились в 1802 году, когда Мария объявила, что ждет ребенка. Если бы не это, возможно, не случился бы развод с Изабеллой. Мария Нери принесла в семью немалое приданое - 300 000 дукатов, что полностью гарантировало ей независимость в поведении. В браке с Михаилом Клеофасом родились Амелия, Ириней, Эмма, Ида. Но среди соседей Огинских существовало большое сомнение, что отцом большинства этих детей был Михаил. Стены в ее комнате были плотно завешены портретами генералов, художников и музыкантов, о которых Мария говорила своим гостям, что это изображения ее любовников.

Дядя уступил Огинскому поместье в Залесье. Строительство нового дворца заняло три года. Благодаря знаменитым гостям, музыкальным вечерам, литературным беседам, праздникам с маскарадами Залесье заслужила среди соседей название «Северных Афин». Но Огинский жил здесь наездами. Император Александр I привлек его к дипломатической службе - Михаил Клеофас ездил в Италию и Францию, встречается с Наполеоном официально и в доме его любовницы Марии Валевской. В 1810 году царь пожаловал Михаилу Клеофасу звание сенатора и титул тайного советника. Войну 1812 года Огинский встретил в свите Александра I в Вильнюсе и вместе с ним потом был в Петербурге.

Главным занятием Огинского в Залесье была музыка. Он писал пьесы для фортепиано, марши, мазурки, полонезы. Сам Огинский своим произведением определенных названий не давал. «Прощание с родиной» назвал в 1830-е годы знаменитый полонез кто-то из издателей. Этот полонез Михаил Клеофас написал, когда решил навсегда выехать в Италию. Музыкой Огинский выразил все, что пережил за жизнь.

Оставив имение жене, обсудив себе скромный пансион, Огинский выехал во Флоренцию. Здесь прошли десять лет его жизни. Жил Михаил Клеофас с сыном Иринеем. При всех достоинствах итальянской жизни, он чувствовал себя одиноко и был очень счастлив, когда к нему приехала дочь Эмма.

Его дом примыкал к знаменитому дворцу постройки 1500 года. В этом старом доме Огинский написал «Письма о музыке», четыре тома «мемуаров» на французском языке, из которых перевели только первый. В этом древнем доме он медленно угасал. На родине подавили восстание 1830-1831 годов, немногие друзья эмигрировали в Париж, первая жена была под Варшавой, вторая - в Залесье. К нему никто не ездил, он сильно скучал, переворачивая в памяти дни своей жизни.

Умер Михаил Клеофас Огинский в конце 1833 года. Саркофаг его находится в флорентийском храме-пантеоне Санта Кроче рядом с саркофагом Микеланджело и Галилеем.

История Польши с 1939 года: холокост и концлагерь в Польше (видео)

Комментарии 0
Логин и пароль
Запомните логин и пароль для последующего входа